Спецназ против "Стингера"


Когда в 1986 г. США начали поставлять афганским моджахедам ПЗРК «Стингер», командование ОКСВ обещало звание Героя Советского Союза любому, кто захватит этот комплекс в исправном состоянии.За годы Афганской войны советские спецназовцы сумели добыть восемь исправных ПЗРК «Стингер», но никто из них Героем так и не стал.
Как издевательство выглядел обстрел двумя ракетами ПЗРК вертолёта Ми-8МТ в первый день национального примирения 16 января 1987 г., совершающего пассажирский рейс из Кабула в Джелалабад. На борту «вертушки» в числе пассажиров находился начальник штаба 177 ооСпН (Газни) майор Сергей Куцов, в настоящее время начальник Разведывательного управления ВВ МВД России, генерал-лейтенант. Не теряя хладнокровие, офицер-спецназовец сбил с себя пламя и помог остальным пассажирам покинуть горящий борт. Лишь одна пассажирка не смогла воспользоваться парашютом, так как была одета в юбку и не одела его.


Односторонним «национальным примирением» тут же воспользовалась вооружённая афганская оппозиция, стоявшая в этот момент, по мнению американских аналитиков, «на грани катастрофы». Именно сложное положение мятежников и явилось основной причиной поставки им ПЗРК «Стингер». Начиная с 1986 г., аэромобильные действия советского спецназа, подразделениям которого были приданы вертолёты, настолько ограничили возможности поставки мятежниками оружия и боеприпасов во внутренние районы Афганистана, что вооружённая оппозиция стала создавать специальные боевые группы для борьбы с нашими разведорганами. Но, даже хорошо подготовленные и вооружённые, они не могли существенно повлиять на боевую деятельность спецназа.Советский спецназ, ставший заслоном на пути движения «караванов террора», базировался в приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях Афганистана, но что могли сделать спецназовцы, чьи разведывательные группы и отряды могли перекрыть не более одного километра караванного маршрута, а точнее — направления. Как удар в спину воспринял спецназ «горбачевское примирение», ограничивающее их действия в «зонах
примирения» и непосредственной близости от границы, при проведении налётов на кишлаки, в которых базировались мятежники и останавливались на днёвку их караваны.


Между тем, пользуясь временной передышкой, любезно предоставленной афганской оппозиции Горбачёвым и Шеварднадзе (в то время министр иностранных дел СССР), мятежники стали усиленно наращивать огневую мощь своих формирований. Именно в этот период наблюдается насыщение боевых отрядов и групп вооружённой оппозиции 107-мм реактивными системами, безоткатными орудиями и миномётами. На их вооружение начинают поступать не только «Стингер», но и английский ПЗРК «Блоупайп» («Blowpipe»), швейцарские 20-мм зенитные артиллерийскиеустановки «Эрликон» ииспанские120-мм миномёты. Анализ ситуации в Афганистане 8 1987 г. говорил о том, что вооружённая оппозиция готовится к решительным действиям, воли к которым не было у советских «перестроечников», взявших курс на сдачу Советским Союзом международных позиций.

Спецназ на караванных маршрутах Ограниченный в проведении налётов и разведывательно-поисковых действий (рейдов) советский спецназ в Афганистане активизировал засадные действия. Обеспечению безопасности проводки караванов мятежники уделяли особое внимание, и разведчикам приходилось проявлять огромную изобретательность при выводе в район проведения засады, скрытность и выдержку  в ожидании противника, а в бою  стойкость и отвагу. В большинстве боевых эпизодов противник значительно превосходил численный состав разведывательной группы специального назначения. В Афганистане результативность действий спецназа при ведении засадных действий составляла 1:5-6 (разведчикам удавалось вступить в бой с противником в одном случае из 5-6). По опубликованным позже на Западе данным, вооружённой оппозиции удавалось доставить по назначению 80-90 % перевозимых вьючными караванами и автотранспортом грузов. В зонах ответственности спецназа эта цифра была значительно ниже. Последующие эпизоды захвата советским спецназом ПЗРК «Стингер» приходятся именно на действия разведчиков на караванных маршрутах.
В ночь с 16 на 17 июля 1987 г. в результате проведённой засады разведгруппой 668 ооСпН (15 обр СпН) лейтенанта Германа Похвощева был рассеян огнём вьючный караван мятежников в провинции Логар. К утру район проведения засады блокировала бронегруппа отряда во главе с лейтенантом Сергеем Клименко. Спасаясь бегством, мятежники сбросили с лошадей груз и скрылись в ночи. В результате осмотра местности были обнаружены и захвачены два ПЗРК «Стингер» и два «Блоупайп», а также около тонны другого оружия и боеприпасов. Факт поставки афганским незаконным вооружённым формированиям ПЗРК, англичане тщательно скрывали. Теперь у советского правительства появилась возможность уличить их в поставках зенитных ракет афганской вооружённой оппозиции. Впрочем, какой в том был толк, когда более 90 % вооружений афганским «моджахедам» поставлял Китай, а советская пресса стыдливо замалчивала этот факт, «клеймя позором» Запад. Можно догадаться почемув Афганистане наших солдат убивало и калечило советское оружие с пометкой «Made in China», разработанное отечественными конструкторами в 50-60-х гг., технологию производства которого Советский Союз передал «великому соседу».

Теперь очередь была за мятежниками, а они перед советскими войсками в долгу не оставались, В ноябре 1987 г. двумя зенитными ракетами был сбит вертолёт Ми-8МТ 355 обвп, на борту которого находились разведчики 334 ооСпН (15 обрСпН). В 05:55 пара Ми-8МТ под прикрытием пары Ми-24 взлетела с площадки «Асадабад» и пошла на сторожевую заставу №2 (г. Лахорсар, отм. 1864) с пологим набором высоты. В 06:05 на высоте 100 м от земли транспортный вертолёт Ми-8МТ был поражён двумя ракетами ПЗРК «Стингер», после чего загорелся и стал терять высоту. В упавшем вертолёте погибли борттехник капитан А. Гуртов и шесть пассажиров. Командир экипажа покинул машину в воздухе, но ему не хватило высоты для раскрытия парашюта. Спастись удалось только лётчику-штурману, приземлившемуся с частично раскрытым куполом парашюта на крутой склон хребта. Среди погибших был и командир группы спецназа старший лейтенант Вадим Матюшин. В этот день мятежники готовили массированный обстрел Асадабадского гарнизона, прикрывая позиции 107-мм реактивных систем залпового огня и миномётов расчётами стрелков-зенитчи-ков ПЗРК. Зимой 1987-1988 гг. мятежники практически завоевали превосходство в воздухе в окрестностях Аса-дабада переносными зенитными комплексами. До этого им не позволял это сделать командир 334 ооСпН майор Григорий Быков, но его сменщики твёрдой воли и решительности не проявили... Фронтовая авиация всё же наносила удары по позициям мятежников в окрестностях Асадабада, но действовала не эффективно с предельных высот. Вертолёты же были вынуждены перевозить личный состав и грузы только в ночное время, а днём совершали только срочные санитарные рейсы на предельно малых высотах вдоль реки Кунар.

Впрочем, ограничения применения армейской авиации ощутили и разведчики других отрядов спецназа. Зона их аэромобильных действий существенно ограничилась безопасностью полётов армейской авиации. В сложившейся ситуации, когда начальство требовало «результат», а возможности разведорганов ограничивались директивами и указаниями того же начальства, командование 154 ооСпН нашло выход из казалось бы тупиковой ситуации. Отряд, благодаря инициативе его командира майора Владимира Воробьёва и начальника инженерной службы отряда майора Владимира Гореницы, стал использовать комплексное минирование караванных маршрутов. По сути разведчики 154 ооСпН создали в Афганистане ещё в 1987 г. разведывательноогневой комплекс (РОК), о создании которых в современной российской армии ходят только разговоры.

Основными элементами системы борьбы с караванами мятежников, созданной спецназовцами «Дже-лалабадского батальона» на караванном маршруте Парачнар-Шахидан-Панджшер, являлись:
установленные на рубежах датчики и ретрансляторы разведывательно-сигнализационной аппаратуры (РСА) «Реалия» (сейсмические, акустические и радиоволновые датчики), от которых поступала информация о составе караванов и наличия в них боеприпасов и вооружения (металлодетекторы);
рубежи минирования с радиоуправляемыми минными полями и неконтактными взрывными устройствами НВУ-П «Охота» (сейсмодатчики движения цели);
районы проведения засад разведорганами спецназа, примыкающие к рубежам минирования и установки РСА. Это обеспечивало полное перекрытие караванного
маршрута, наименьшая ширина которого в районе переправ через реку Кабул составляла 2-3 км;
рубежи заградительного и участки сосредоточенного огня артиллерии сторожевых застав охраны автодороги Кабул-Джелалабад (122-мм самоходные гаубицы 2С1 «Гвоздика», на позициях которой располагались операторы РСА «Реалия», считывающие информацию с приёмных устройств).

-    доступные для вертолётов маршруты патрулирования местности с досмотровыми разведгруппами спецназа на борту.
Столь хлопотное «хозяйство» требовало постоянного контроля и регулирования, но результаты сказались очень быстро. Мятежники всё чаще и чаще попадали в ловко устроенную спецназовцами ловушку. Даже имея в горах и ближайших кишлаках своих наблюдателей и осведомителей из числа местного населения, прощупывая каждый камень и тропинку, они сталкивались с постоянным «присутствием» спецназа, неся потери на управляемых минных полях, от огня артиллерии и засад. Досмотровые группы на вертолётах завершали уничтожение рассеянных вьючных животных и собирали «результат» из перемолотых минами и снарядами караванов. 16 февраля 1988 г. досмотровая разведывательная группа специального назначения 154 ооСпН лейтенанта Сергея Лафзана обнаружила в 6 км северо-западнее кишлака Шахидан группу вьючных животных, уничтоженных минами МОН-50 комплекта НВУ-П «Охота». В ходе досмотра разведчиками было захвачено два ящика с ПЗРК «Стингер». Особенность НВУ-П состоит в том, что это электронное устройство идентифицирует движение людей по колебаниям почвы и выдаёт команду на последовательный подрыв пяти осколочных мин ОЗМ-72, МОН-50, МОН-ЭО или др. Оголив внешние границы Афганистана, хоть как-то прикрытые советским спецназом, недальновидное военно-политическое руководство СССР позволило мятежникам увеличить поток военной помощи извне и отдало Афганистан им на откуп. В феврале 1989 г. завершился вывод советских войск из этой страны, но правительство Наджибуллы удержалось у власти до 1992 г. С этого периода в стране воцарился хаос гражданской войны, а предоставленные американцами «Стингеры» стали расползаться по террористическим организациям всего мира.

Вряд ли сами по себе «Стингеры» сыграли решающую роль в принуждении Советского Союза к уходу из Афганистана, как это иногда представляется на Западе. Его причины кроются в политических просчётах последних лидеров советской эпохи. Однако тенденция к увеличению потерь авиационной техники вследствие поражения её огнём ракет ПЗРК в Афганистане после 1986 г. прослеживалась, несмотря на значительно сократившуюся интенсивность полётов. Но, приписывать в этом заслугу только «Стингеру» не приходиться. Кроме тех же «Стингеров», мятежники по прежнему получали в огромных количествах и другие ПЗРК.Итогом охоты советского спецназа за американским «Стингером» стали восемь боеготовых зенитных комплексов, за которые никто из спецназовцев обещанной Золотой Звёзды Героя так и не получил. Самой высокой государственной награды был удостоен старший лейтенант Герман Похвощев (668 ооСпН), награждённый орденом Ленина, и то лишь за то, что захватил единственные два ПЗРК «Блоупайп». Попытка ряда общественных ветеранских организаций добиться присвоения звания Героя России подполковнику запаса Владимиру Ковтуну и посмертно подполковнику Евгению Сергееву (умер в 2008 г.) натыкается на стену равнодушия в кабинетах Министерства обороны. Странная позиция, при том, что в настоящее время из семи спецназовцев, удостоенных за Афганистан звания Герой Советского Союза, в живых никого не осталось (пять человек были удостоены его посмертно). Между тем, первые добытые спецназовцами образцы ПЗРК «Стингер» и их техническая документация позволили отечественным авиаторам найти эффективные приёмы противоборства им, что спасло жизни сотен пилотов и пассажиров воздушных судов. Не исключено, что некоторые технические решения использовались нашими конструкторами при создании и отечественных ПЗРК второго и третьего поколения, превосходящих «Стингер» по некоторым боевым характеристикам.