Осенняя охота на болотно-луговую дичь



В прошлые годы, когда осенняя охота на болотно-луговую дичь открывалась вместе с охотой на утку, т.е. во второй половине августа, в центральных областях (Тверской, например) дупеля можно было уже и не застать. Поэтому основным объектом «в поле» для любителей «красной» дичи был, сначала коростель, затем бекас и уж совсем под холода гаршнеп. В лесу, конечно же, вальдшнеп, которого переводчики импортных фильмов и журналов упорно называют бекасом. А ружья, предназначенные для стрельбы вальдшнепов, соответственно, «бекассирами». Дело в том, что по-французски вальдшнеп звучит как «бекас». Вот путаница и происходит. У нас в России приняты немецкие названия вальдшнепа и дупелыинепа, звучащие как «лесной» и «двойной кулики». Но вернёмся к дупелю. Он действительно по размеру в два раза крупнее бекаса. И сегодня, благодаря новым охотничьим «Правилам», утверждённым 4 февраля текущего года, охота открывается в июле, и «собачники» получают возможность потешить душу, захватив не успевшего отлететь дупеля. Более того, благодаря тем же новым «Правилам», у охотников, не имеющих подружейных собак, есть возможность не только полюбоваться на эту любопытнейшую охоту, но и поучаствовать в ней. Дело в том, что вместе с владельцем зарегистрированной собаки могут охотиться ещё два человека - «бессобачника». Хоть какая-то польза от нововведений, которые обычно простому охотнику ничего хорошего не сулят.

Хоть это и общеизвестно, но повторюсь. На дупеля охотятся с континентальными и островными легавыми и спаниелями. Лучшим дупелятником хрестоматийно считается пойнтер. За ним идут немецкие хаары и сеттера с Британских островов. Что интересно, в самой Германии, да и вообще в Европе, охота с подружейными собаками сводится к стрельбе фазанов, куропаток, кроликов и зайцев. Ещё европейцы обожают охотиться на вальдшнепов, а самые азартные на бекаса. Охоту же на дупеля я не наблюдал ни воочию, охотясь в разных европейских странах, ни в фильмах на охотничьих каналах, снятых в Европе. Возможно, это объясняется тем, что дупель во время пролёта Европу игнорирует, залетая, разве что в Голландию, о чем красноречиво свидетельствует его изображение на стогуль-деновой банкноте. Но, тем не менее.
наши «аристократы», как любят себя называть легашатники, этого кулика очень уважают.



Хотя принято считать, что без собаки охота на болотную дичь невозможна (собачники категорически утверждают это), исходя из своей практики, рискну не согласиться с этим утверждением. Приведу такое доказательство. На одной из ранних осенних охот во Владимирской области мы пытались отыскать скопление коростеля и, если повезёт, тетеревиный выводок. Перемещаясь на автомобиле от поля к полю, я обратил внимание на выпас, который до боли напоминал потный кочкарник, на кагором я в детстве охотился с дедом на дупелей. Мои спутники согласились проверить это поле, особенно после того, как заметили на нём с полдюжины пасущихся фермерских коров. В довершение картины всё поле было изрезано колёсами, то ли сенокосилки, то ли сноповязалки, колеи от которых представляли собой мокрую грязь. Согласитесь, место довольно привлекательное, особенно в сочетании с коровьими лепешками, истыканными длинными носами куликов. Не успели мы пустить в поиск дратхаара, как он туг же встал в стойку. Посыл собаки, выстрел - и нашим первым трофеем становится дупель. Но вот что интересно. От выстрела впереди сорвалась ещё пара дупелей и, перелетев дорогу, опустилась на соседнее, ничем не примечательное поле. Поскольку на этой охоте я был третьим лишним и выступал в роли наблюдателя (в то время на одну собаку разрешалось только два стрелка), то решил не мешать своим спутникам и заодно проверить новое поле. Поначалу я, изображая «легаша», классическим челноком чесал окраину, но затем сменил тактику. Стало ясно, что птицы (дупель, бекас) сидят именно в хорошо видимых со стороны колеях, и поэтому я уверенно направлялся к любой из них и ни разу не ошибся. Кулики сидели именно на мокрой грязи и только на ней. При подходе дупель срывался на очень удобной дистанции, и можно было прекрасно поохотиться и без собаки. Я понимаю, конечно, что нарвался на высыпку и одиночных птиц так просто мне бы не поднять, но тем не менее я сказал то, что хотел сказать: охотник без собаки также имеет шанс.

А вот так рекомендует охотиться без собаки «Настольная книга охотника», выпущенная в начале прошлого века.
Полёт дупеля нетороплив и прямолинеен, и для меня, к примеру, стрельба его мало интересна. Но это и не важно. Для охотника с подружейной собакой важен не столько сам выстрел, сколько работа собаки. Как сказал мне большой
любитель охоты по дупелю Михаил Сеничев, «выстрел - это награда собаке за её работу, а охотник получает удовольствие, глядя на эту работу».


С тем же Михаилом произошёл у нас любопытный случай, позволивший обнаружить дупелиный ток. В самом конце весны, уже после закрытия охоты, мы отправились на рыбалку ловить карася. В темноте под утро, как водится, сбились с дороги и застряли в 1рязи. Вызвонили трактор и в ожидании помощи бесцельно бродили вокруг. Неожиданно из-под ног срывается дупель, вслед за ним другой, а там и третий. Полюбовавшись на птиц, возвращаемся к машине. Трактора всё нет, и мы возобновляем прогулки. И снова, в том же месте, подъём дупелей. Значит, они вернулись, и им что-то здесь нужно. После третьей, на этот раз провокационной, попытки стало ясно здесь ток. А значит, дупель будет на этом поле и в сезон охоты. Как сообщил мне потом Миша, он летом неплохо поохотился на этом поле со своим пойнтером.

На одной из охот с дратхааром нам удалось нащупать дупелиную высыпку. В первый день взяли 11 дупелей. При этом от выстрела, как правило, срывалось ещё несколько штук. Через пару дней на этом же поле было добыто уже 13 птиц, и опять-таки были шумовые подъёмы. А вот ещё через неделю дупеля не было совсем. Вывод напрашивается лишь один - дупель отлетает дружно и весь сразу. Следовательно, при удаче нужно ловить момент и, если сам настрелялся, дать возможность поработать собакам своих друзей.Вспоминается ещё один любопытный эпизод. В прошлогоднее, довольно засушливое лето, мы никак не могли нащупать ни дупеля, ни бекаса. Знакомое поле с мокрым кочкарником предстало с исключённым из названия словом «мокрый». Но вот, объезжая в очередной раз бывшие «потные луга», я заметил на скошенном поле, но с уже подросшей молодой травкой, колею с блеснувшей в ней водой. Охотник, чья была очередь, пустил собаку. Пойнтер потянул к колее и встал. После посыла поднялся дупель и был взят. Что интересно. Это была единственная мочажина на довольно большом поле, и этот дупель присутствовал на нём в единственном числе. А вот куда делись остальные, мы в этот выезд так и не выяснили. Правда, разыскивая тетере-вов, нашли ещё одного под одинокой берёзкой, у опягь-таки единственной лужи на другом ноле. К сожалению, дупель становится всё более редким трофеем, и причин тому несколько.

Помню, любимым местом охоты на дупелей у моего деда были заливные луга поймы Москвы-реки в районе деревни Виноградово. Однако сегодня на осеннюю охоту туда попасть не такпросто. Думаю, ответ на этот вопрос исчерпывающе даёт в своей статье Михаил Фокин.Другая причина сложности «попадания» на осеннюю охоту это повсеместный упадок животноводства в стране и, соответственно, уменьшение площадей выпасов и сенокосов. Красной дичью дупель считается не только из-за прелестей охоты на него. В гастрономическом отношении, по мнению Аксакова, ему нет равных. Европейцы же, считающие непревзойдённым в этом отношении вальдшнепа, наверное, просто никогда не пробовали дупеля.

Дупель довольно слабая на рану птица, и стрелять его можно даже «девяткой». Наличие же на охоте собаки исключает возможность отхода подранков. Охотники времён Аксакова рекомендуют «восьмёрку», а я никогда не применяю дробь мельче седьмого номера. И вот почему. Я, конечно, не такой эстет, чтобы стрелять только ту дичь, на которую в данный момент охотишься, и упущенный по вине мелкой дроби, скажем, случайно вышедший тетерев меня сильно огорчит. А семёркой, как мы знаем, на 20-ти шагах можно свалить практически любую птицу и даже русака. На охоте же случается всякое. Так же я не приемлю стрельбу дисперсантом.Во-первых, при широком разбросе можно случайно зацепить собаку. А во-вторых, по кому же, как не по дупелю, можно отточить и усовершенствовать класс стрельбы. Времени на выстрел полно, отпускайте подальше и прицельно кладите птицу к носу собаки.

Я в ранней юности, помнится, охотился на бекаса со своим стендовым ружьём МЦ 8 для круглого стенда со сверловкой раструб. Как сейчас, перед глазами стоит выстрел на ладонь сзади уходящего в сторону куличка, который упал чисто битый. Для добытчика это прекрасный вариант, а для спортсмена-эстета - не думаю. Ровную же и широкую осыпь можно подобрать, поставив соответствующую насадку. Практически во всех современных ружьях есть сменные чоки.Сегодня хорошим тоном считается охотиться «по мелочам» с двадцаткой. На мой взгляд, это очень изящно. В жаркий день ни по плечу, зачастую защищённому лишь майкой и жилетом, ни по голове не стучит полный заряд 12-го калибра. Напротив, выстрелы из двадцатки легки, комфортны и не поргят внешний вид трофея. Можно, конечно, использовать половинные заряды более крупных калибров, но тогда всё равно придётся таскать эти тяжеленные калибры в руках. «Двадцаточка» же легка, миниатюрна и её без труда можно носить в руках хоть целый день.

Наиболее же продвинутые «аристократы» переходят на курковые «француженки» - горизонталки типа «лебо». Очень изыскано.И еще, конечно же, непременным атрибутом охотника за «мелочью» является ягдташ. Не говоря уже о его практичности - в сеточке и на удавках «охотничьей сумки» удобно носить тро-феи, которые к тому же, охлаждаются на ветру в жаркий день, он прекрасно дополняет классический облик «дупе-лятника».