Негласные нормы поведения на охоте

Всяческие Законы, Уложения, Положения, Правила об охоте издаются столько, сколько существует цивилизованная охота. Но, кроме них, существуют негласные нормы поведения на охоте, выработанные людьми, тесно взаимодействующими друг с другом в процессе охоты. Многие из них не приняты законодательно, однако они необходимы, ибо без них охота не будет в удовольствие и может превратиться в откровенную нервотрёпку. Человек, убежавший с номера, разумеется, подвергает себя опасности попасть под случайный выстрел, но одновременно он и распугивает зверей, идущих на соседние номера. Нигде не оговаривается форма одежды участника коллективной охоты, однако один охотник, одетый в несоответствующую сезону экипировку, может демаскировать всю группу охотников за гусями или развернуть зверей, идущих на номера. То же самое сделает и человек, курящий на номере и вертящийся в общей засидке. Самос неприятное, на мой взгляд, в поведении участника коллективной охоты, эго жадность до добычи. А попросту, откровенный эгоизм. Я видел охотника, занявшего шалаш на тетеревином току, для стрельбы гусей. Оправдывался он тем, что накануне утром на тетеревов из него никто не охотился. Он даже гусиные профиля вокруг расставил. Об испорченных охотах на тетеревов в последующие дни он, конечно, не думал. Мне вспоминается статья Валерия Панкратова, в которой он описывал охоту Великого князя в Беловежской Пуще. В охоте участвовали, кроме брага царя, графы, бароны и дворяне помельче. В двух словах, дело обстояло так. Государь разрешил добыть только четырёх зубров, и в первом же загоне Великий князь взял одного из них.

Когда же в следующем загоне на него снова вышел зубр, самый главный охотник (по чину) не стал стрелять, предоставив эту возможность другим участникам охоты. Вот это моральный облик человека. Это и есть охотничья этика. Никто бы не осудил Великого князя, но он посчитал для себя неэтичным присвоить себе особые права. Этот пример лишь малая толика того, как должен вести себя на охоте культурный охотник. Передо мной лежат «Правила внутреннего распорядка Ковровского «Общества охоты», датированные 1909 годом. Вот некоторые параграфы этого документа, имеющие отношение к этическим нормам поведения на охоте, с которыми я бы хотел познакомить читателей.

Охота по перу

§ 16. Все птицы, как болотная, так и лесная, кроме хищных, считаются принадлежащими тому охотнику, кто их отыскал или чья собака их подняла, и он первый имеет право их стрелять.

§ 17. Эти же птицы после выстрела охотника, их поднявшего, могут быть стреляемы и всеми прочими охотниками в то время, когда они мимо них летят, и убитые из них принадлежат тому, кто их застрелит.
§ 18.Птицы, переместившиеся в виду охотника, их нашедшего и поднявшего, принадлежат ему, и он, как первый открывший их. имеет право к ним прежде других охотников подходить и стрелять их, а прочие охотники должны в это время отстраняться и удерживать своих собак.

§ 19. Принимая в основание, что птицы на воздухе принадлежат равно всем охотникам, не возбраняется стрелять тех птиц, которые будут подняты собаками, отдалившимися от своих хозяев, лишённых вследствие сего возможности воспользоваться правом первого выстрела.

§ 20. В случае, если кто-либо из охотников застрелит переместившуюся птицу в виду охотника, нашедшего её, то обязан эту птицу возвратить нашедшему.

Примечание. При равнении охотников в лесу или на болоте не дозволяется бросаться на чужие выстрелы.

§ 26. Съехавшиеся Члены на охоту на глухариных токах не должны идти в ток все вместе, а обязаны для этой охоты взять жребий, кому из приехавших отправляться на ток; право на пользование жребием может быть передано другому охотнику.

§ 27. На тетеревиных токах, если съедутся для этой охоты также несколько охотников, то по жребию садятся в устроенные для сего шалаши, не более двух охотников в каждый шалаш.

§ 28. При подходах к глухарям, в случае если глухарь перестанет петь, стараться выждать, пока глухарь начнёт петь, но если глухарь совсем перестанет петь, то, не спугивая его, возвращаться назад. При этой охоте требуется вести себя тихо, производить движения осторожно, чтобы шумом не спугивать в току глухарей.

§ 29. На тяге вальдшнепов запрещается стрелять их вблизи глухариных и тетеревиных токов, и притом на этой охоте не дозволяется охотникам становиться друг от друга ближе ста шагов.

§ 31. При охоте на стойке и с чучелами на уток охотники обязаны занимать для стрельбы места не ближе ста пятидесяти шагов друг от друга.

Охота с облавой

§ 34. №№ стрелками вынимаются по жребию на месте облавы.

§ 35. В ходовых облавах, которых может быть несколько в день, №№ стрелкам раздаются по жребию перед первой облавой и затем в следующих меняются в восходящем порядке, т.е. первый номер становится вторым, второй - третьим и т.д., а последний - первым.

§ 36. В случае нападения зверя на кого-либо из охотников, стоящие вблизи того охотника обязаны немедленно подать помощь своему товарищу, а не оставлять без помощи.

§ 37. При облаве по зверю охотники должны соблюдать всевозможную тишину и стоять на своих местах спокойно; причём воспрещается переговариваться, перекликаться, пересвистываться и курить табак.

§ 40. На облавах зверь принадлежит всем охотникам, в цепи стоящим, и каждый из них имеет право стрелять, когда зверь на него выходит.

§ 41. Поэтому в облавах право первого выстрела имеет тот охотник, на которого идёт зверь прямо или ближе половины расстояния от охотника, занимающего соседний номер. (Как правило, этот пункт на предварительном инструктаже не оговаривается, и охотники стреляют по зверю там, где его видят, не думая о соседях - прим. ред.).

§ 42. Во избежание недоразумений охотники должны глазомерно развёрстывать пространство и расстояние, на которых они имеют право стрелять по зверю, и отнюдь своих выстрелов не пускают в районы, принадлежащие соседним с ними номерам.

§ 47. На подводах ездить по линии охотников запрещается; подводы должны останавливаться на избранном распорядителем месте, и охотники должны следовать к своим местам по порядку номеров пешком. (Вот об этом давно уже забыли. Современному охотнику лень сделать лишний шаг пешком, расстановка номеров почти всегда происходит со снегоходов или автомашин, то и дело шныряющих вдоль линии. В этом, на мой взгляд, причина многих безрезультатных загонов прим. ред.).

§ 48. Рана, нанесённая зверю, не даёт права никакому охотнику считать зверя своей исключительной собственностью, как бы она тяжела не была и даже хотя бы от неё зверь упал, но после I того поднялся, пошёл и подвергся выстрелам других    охотников, дошедши до их номеров.

§ 49. Зверь признаётся исключительной принадлежностью того охотника, после выстрела кото-рого он упал и более не J поднялся; равно и тот зверь, который хотя и поднялся и отошёл, но, не под-f вергаясь более окончательно бесспорным выстрелам других охотников, был найден по окончании облавы или охоты мёртвым или умирающим, остаётся принадлежностью того охотника, кото-I рый смертельно его ранил или свалил последний.

§ 50. Воспрещается стрелять по зверю, падающему f вслед за выстрелом одного из охотников.

Примечание. Если зверь упал, но ещё жив и может подняться, то не возбраняется призывать на помощь близ стоящего стрелка, который, добивая зверя как бы в одолжение или охранение своего товарища, не должен претендовать на признание зверя его при н адл ежностью.

§ 57. На всякого рода охотах собравшиеся охотники, независимо от подчинения их члену-распорядителю. обязаны ни в каком случае не мешать друг другу, т.е. не забегать вперёд, не ходить близко друг от друга, если нет на то согласия товарища, и вообще действиями своими не обнаруживать стремления убить дичи более другого и тем самым лишать удовольствия охоты своего товарища.


§ 64. При обшей охоте с гончими соблюдаются следующие правила: а) во время гона воспрещается шуметь и громко говорить; б) перемещаться с места на место следует осторожно, причём обходить занявшего место охотника следует сзади тихо, не подходя к нему близко; в) не следует становиться впереди охотника, а рядом с ним; г) по прямой дороге, если она случится, становиться с той стороны, откуда идёт гон; д) если заяц запал и гон на время прекратился, то до возобновления порсканья доезжачим шум и громкие разговоры воспрещаются; е) каждый охотник, увидевший зайца или зверя, обязан накликать собак на след, но накликать на след одновременно в нескольких местах воспрещается; накликает тот, кто первый начал; если одного и того же зайца увидели последовательно в разных местах, то накликает последний, увидевший зайца.

§ 65. При встрече одиночного охотника с общей охотой, он или вступает в общую охоту, подчиняясь установленным правилам, или обязан удалиться от места общей охоты.

§ 68. Охотник, выстреливший по гонному зверю или зайцу, обязан вслед за выстрелом подать условный сигнал, убит или не убит зверь, промахнувшийся тотчас должен накликать собак, если они поотстали и не гонят горячо.

Штрафы и взыскания

§ 100. Взыскания, налагаемые Обществом на своих членов, распадаются на следующие категории: а) замечания от Правления, б) денежные штрафы, в) временные запрещения охоты в угодьях Общества и г) исключение из членов Общества.

(Сегодня меры воздействия на провинившихся и штрафы необходимо оговаривать перед началом охоты. Главное, чтобы любой проступок был осужден и не остался безнаказанным. Пусть даже это будет просто устное внушение -прим. ред.).
Примечание 1-ое. За нарушение правил § 102 в весеннее время штрафы удваиваются. А теперь пусть кто-нибудь попробует не согласиться хоть с одним пунктом данных Правил. Сколько нервов и здоровья было бы сохранено, следуй все без исключения охотники хотя бы основным этическим нормам, установленным в позапрошлом веке. Некоторые частности и детали можно пересмотреть, но основной принцип отношений между людьми на охоте заложен в данных правилах очень точно.

Разве не приходилось вам материться при виде охотника, стреляющего на огромное расстояние по налетающей прямо на вас птице? А сколько раз ко мне подходил соседний номер во время загона поделиться своими впечатлениями. Хорошо, что я могу послать такого подальше, а деликатный человек будет вынужден терпеть невежу и хама, срывающего ему охоту. Разве никогда не мешал вам «чайник» в чёрной (синей, красной, пёстрой) куртке, вставший около вас, прекрасно замаскированного, в полный рост на видном месте? Не обидно гончатнику, воспитавшему собаку, слышать выстрел по зайцу из-под его работающей гончей? И как люди ратующие сегодня за ликвидацию ведомственных и территориальных Обществ (а это обязательно произойдёт с передачей охотугодий в частные руки и введением единого охотбилета) собираются воспитывать начинающих охотников? Ведь только в Обществах, от старших товарищей они могут узнать о правилах поведения на охоте и, охотясь в коллективе, брать с них пример.

Теперь, что касается штрафов. Многие охотники возмущаются штрафами, налагаемыми за промахи на загонных охотах. А как иначе воспитать у сегодняшнего охотника ответственность за выстрел по зверю? Как доказать ему
аксиому: не уверен в результате - не стреляй? Ведь у большинства сегодняшних охотников нет опыта проведения загонных охот по спортивным лицензиям в советское время, когда промах одного оставлял весь коллектив без весьма ценного куска мяса к Новому году. Как-то надо доказать, что промах ведёт насмарку ожидание одних и труд других (загонщиков), а подранок, заставляющий тратить драгоценное на охоте время, может сломать всю оставшуюся охоту для всех участников. Принцип: «Я плачу - значит делаю, что хочу», не должен быть определяющим на охоте. Я совсем не идеализирую охогы прошлых времён. Приходилось читать в издании позапрошлого века, как граф такой-то, узнав, что за убитую лосиху положен штраф в 200 рублей, заявил, что деньги у него есть, и он будет стрелять всё подряд. И в советское время на загонных охотах допускались грубые нарушения и правил и этики, но общее возмущение было столь велико, что провинившемуся до конца дней своих не пришло бы в голову повторить, что-либо подобное. Сегодня, к сожалению, нарушения охотничьей этики стали нормой. Причин тому много. Тут и увеличение числа охотников (чрезмерный пресс на угодья), и общее понижение культуры общения, и лёгкость получения охотничьих билетов (за взятку, без экзаменов), и нервные стрессы, и многое другое. Но, я считаю, охотники, как передовой отряд и «хорошие люди» (вспомним Чехова), должны уделять особое внимание отношениям друг с другом. Мне кажется, на охоте, как в спорте: можно стремиться быть лучшим (стрелком, следопытом, экс-тремалом, добытчиком, наконец), но нельзя «распихивать» других и идти по «трупам».

Разумеется, охота во все времена была и есть занятие не для бедных, и в богатые дичью угодья могут попасть не все. И, скажем, в Астрахани наличие мощного катера, конечно же, даёт известное преимущество владельцу перед обладателем утлого куласа (можно уйти дальше в плавни). Однако при совместном нахождении в одних угодьях охота должна проводиться «без чинов». Гак было заложено издревле. Участники охоты, правда, делились на непосредственно охотников и на обслуживающий персонал (крепостные, наёмные), но уж если ты попал в число охотников, не выделяйся среди прочих, ни ио возрасту, ни по положению. Я. например, долгие годы слушал фразу: «Ты ещё молодой, у тебя всё впереди, дай нам поохотиться». В результате пропустил многие охоты, их уже не будет ни у меня, ни у моих внуков, у которых впереди ещё неизвестно, вообще, что будет.

Номера должны разыгрываться по жребию, а не по табелю о рангах. Мне довелось принять участие в традиционной английской охоте, где присутствовали настоящие лорды и прочие сэры пэры. Так вот. Ни один из них не заявлял, о каких-либо особых правах для себя, а каждый послушно вставал на выпавший ему по жребию номер. Приятно было поучаствовать в такой охоте. Создавалось впечатление, что главной на этой охоте была не добыча дичи, а культура поведения и боязнь причинить неудобство охотникам. Именно поэтому дичь частенько уходила без выстрела. Оба джентльмена, между которыми она пролетала, предпочитали уступить право выстрела друг другу. Разумеется, обилие дичи позволяет сквайрам так изгаляться друг перед другом, но уж, во всяком случае, мы не должны стрелять в дичь, идущую или летящую на соседа. В разгар охоты постараемся не испортить этот праздник. Думаю, можно не срывать зло на охотнике, занявшем прежде вас лучшее (с прошлого года считающееся вашим) место на вальдшнепиной тяге. Не будем стрелять на запредельном расстоянии по лесному кулику, налетающему на соседа. Возможно, он ответит вам взаимной любезностью. А нет, так пусть у вас улучшится настроение от сознания того, что вы более культурный охотник, нежели он. Не встанем на пролёте возле шалаша охотника с подсадной уткой. Не будем стараться обогнать товарища во время подскока к глухарю. Вероятность того, что он вообще улетит, слишком высока, а принцип: «Так не доставайся ты никому» - слабое утешение. Тем же, кто намеренно или случайно застрелит самку (утку, тетёрку), настоятельно рекомендую не хвастаться своим подвигом, а наоборот, запрятать горе-трофей подальше. Инспсктор-то может быть и далеко, а вот охотники, болеющие душой за охоту, могут повести себя неадекватно, не обращая внимания на этику выражений и законность действий. Обойдём стороной тетеревиный ток вне зависимости от того, есть охотник на нём или нет. Не стоит пытаться подойти к току и взять петуха скрадом. Да это всё равно не удастся. Не бросайте сбитого и сразу не найденного вальдшнепа не тяге, боясь пропустить следующего. Эта «королевская» дичь не заслуживает такого отношения. Рассказы о сбитых, но не найденных вальдшнепах не принесут вам охотничьей славы. Наоборот, вы можете потерять уважение в среде настоящих охотников. Не пожалейте время и потратьте его на поиски, хотя бы после тяги.

Что касается стрельбы по гусям на запредельные дистанции, то после некоторых размышлений я пришёл к такому выводу. Трудно упрекать охотника, стосковавшегося за долгую зиму по выстрелу. Нелегко удержаться от желания использовать пусть мизерный, но шанс добыть эту прекрасную птицу во время случайного налёта для людей, не охотящихся на гусей специально. Вреда от такой стрельбы, в общем-то, никакого. Процент недобранных подранков крайне невелик. Даже при верном прицеле (что случается очень редко на большой дистанции) картечь обнесёт птиц, а дробь не пробьёт толстого оперенья. Зато при попадании в шею или в кость крыла счастливчик станет обладателем редкого трофея. Но вот при коллективной охоте или при большой скученности охотников из разных компаний, вы рискуете нарваться, в лучшем случае, на ненормативную лексику. Думаю, лучше воздержаться от сомнительного выстрела, а уж от безнадёжного, во всяком случае.