Крепостное ружье образца 1839 г.

Технический прогресс в оружейном деле в XIX в. поражает своей стремительностью. От архаичных дульнозарядных «кремнёвок» в его начале до пулемётов в конце  такой скачок не может не впечатлять. Поэтому не удивительно, что в оружейной истории того «стремительного» века до сих пор остаётся немало белых пятен. Сегодня мы расскажем о появлении стрелковой системы, намного опередившей своё время  о крепостном ружье образца 1839 г.


ЧТО ТАКОЕ КРЕПОСТНОЕ РУЖЬЁ?

Итак, русское крепостное ружьё образца 1839 г. Что же это за система и что в ней такого необычного? На этот вполне закономерный вопрос можно ответить просто  это первая казнозарядная стрелковая система в Российской Империи, серийно выпускавшаяся и стоящая на вооружении. Более того, это и первое в России серийное вставшее на вооружение капсюльное оружие. То есть уже понятно, что это ружьё достойно самого внимательного рассмотрения, но ... по каким то неясным причинам в различных оружейных справочниках ему не уделено достаточного внимания, а говоря по-простому, информации о нём практически нет.

Для начала рассмотрим общий вопрос: а для чего были нужны крепостные ружья, что вообще это такое? Выражаясь современным языком, это снайперское оружие, предназначенное для ведения огня по удалённым и защищённым целям. Название «крепостное» исторически восходит к первоначальному предназначению таких ружей, а именно: к защите крепостей, окружённых валами. Тяжёлое ружьё устанавливалось на позиции на специальном приспособлении, и из него вёлся неспешный, но достаточно мощный огонь по приближавшемуся неприятелю, двигавшемуся под прикрытием щитов или иных средств защиты, а также на дальности недоступные для обычного ружья.

Не стоит думать, что использование крепостных ружей было привилегией оборонявшихся, в свою очередь нападавшие их использовали для эффективной стрельбы по целям на стенах крепости с удалённого расстояния. В дальнейшем крепостные ружья начали применяться для борьбы с артиллерией, последние модификации именно крепостных ружей успешно боролись с бронетехникой на полях Первой мировой. Противотанковые ружья их прямые потомки, так же как и современные крупнокалиберные снайперские винтовки. Так что можно чётко признать факт, что класс оружия, известный как «крепостные ружья», сменив своё наименование и формальное назначение, остался жив до сих пор и фактически стоявшие перед ним задачи два века тому назад исполняет и поныне, конечно, применительно к современным условиям боя.
ФРАНЦУСКОЕ РУЖЬЁ

Наш образец ведёт свою родословную от французского крепостного ружья модели 1831 г., а точнее «Fusil de rampart modele 1831». Что стало причиной появления такой модели? В начале XIX в., после череды проигранных войн, Франция ощущала большой недостаток в артиллерийском вооружении. Для исправления ситуации в 1818 г. был создан специальный комитет. Во многом разработка крепостного ружья  оружия, совершенно отличного от традиционного,  заслуга именно его.

В то время считалось, что для эффективного действия такого оружия на расстоянии в 250 — 300 м требуемая кучность боя ружья должна соответствовать кругу диаметром 65 см, а пробиваемость свинцовой шарообразной пулей составлять 24-25 см сосновой доски. Причём считалось, что 1/3 от расстояния проникновения в доску соответствует затратам энергетики пули по прохождению сквозь щиты, которыми прикрываются нападающие. Для «моделирования» стрельбы по артиллерийским батареям использовали дубовые доски, считалось, что для эффективного поражения требуется пробивать 5,4 см дубовой доски и после этого пуля должна иметь энергетику, позволяющую выводить артиллерийскую прислугу из строя, в «еловом эквиваленте» это соответствовало 26 см хвойной древесины.На конец 1810-х гг. Франция располагала на складах запасом старых крепостных ружей, оружие это было неудобно в использовании и, что самое главное, сильно изношено.

Было решено проектировать новое оружие с дальностью боя около 600 м, обеспечивающее на таком расстоянии возможность эффективно поражать защищённую щитами цель. Изначально возникли серьёзные сомнения в том, что проектируемое ружьё должно быть нарезным. Это связывалось в первую очередь с тем, что заряжание дульнозарядного нарезного длинноствольного ружья намного длительней и более трудоёмкое, чем аналогичного гладкоствольного. Но было ясно, что нарезная система, особенно при работе на большие дальности, даст заведомо лучший результат.
Этим объясняется то, что испытания прототипа нового ружья начались с гладкоствольных моделей. Первая серия тестов показала удовлетворительную точность и кучность. Испытания проводились со стволом длиной в 1,3 м и круглой пулей калибром в 21,8 мм, масса порохового заряда соответствовала 1/3 массы пули.Очень длинный ствол серьёзно снижал скорострельность, и специалисты, занимающиеся ружьём, высказали идею использовать казнозарядный принцип заряжания. Сама эта идея была новаторской для того времени.

Были разработаны две системы с откидными каморами в казённой части, которые разнились принципом её отпирания: отпирание с помощью смещения скобы спускового крючка (впоследствии этот принцип найдёт широкое применение в армейском и охотничьем оружии) и с помощью бокового откидывающегося рычага. Было изготовлено по 4 варианта каждой системы, и вскоре они были испытаны. Испытания выявили неудовлетворительную кучность на расстояниях от 400 до 600 м и быстрый износ уплотнительного кольца между подъёмной каморой и стволом. Это объяснялось большими нагрузками, которые возникали из-за использования очень мощного заряда мушкетного пороха (20 г). Для повышения точности оружия было решено испытать системы уже и с нарезными стволами. Было испытано несколько типов нарезов: постоянные и параболические с переменным шагом (с «прогрессивной» и «регрессивной» нарезкой), конечно, результаты их «работы» оказались существенно выше результатов их гладких аналогов. Что интересно, прогрессивные нарезы (крутизна нарезки увеличивается к дульному срезу) при испытаниях показали самые невысокие результаты, что явилось неожиданностью для французских специалистов. Для того чтобы уменьшить износ уплотнительного кольца было решено ... отказаться от самого кольца и организовать конический вход каморы в ствол. Уже тогда был испытан и капсюльный замок с разными типами капсюлей. Лучшая «версия» ружья обеспечивала требуемые параметры.

Результаты тестирования в оружейных школах в Венсенне, Меце и Страсбурге определили окончательный вид нового оружия. Это было нарезное казнозарядное ружьё с откидывающейся вверх каморой с коническим входом в ствол и кремневым замком. Сравнительные испытания показали, что оружие такого размера по точностным характеристикам в 1,5 раза превышает современные на тот период винтовальные ружья (это сравнение проводилось на дальностях эффективного использования винтовального ружья) и позволяет использовать пороховой заряд в 2 раза больший, чем у них. Также сравнительный износ механизмов и частей у крепостных ружей был ниже.Заряд пороха установили на уровне 8 г, но не строгим образом, он мог варьироваться от 8 до 10 г в зависимости от обстоятельств. Пуля и пороховой заряд были объединены в единый патрон с бумажной гильзой, аналогичный стандартным на тот период ружейным, для изменения пороховой массы была предусмотрена пороховница, из которой при необходимости можно было добавить порох. Чаша весов в сторону кремневых замков склонилась только из-за того, что такой тип воспламенения был привычен, замки считались достаточно надёжными, и такой тип замков лежал в основе всего армейского оружия.

Фактически разработка нового ружья усиленно шла с 1822 по 1827 г. Комитет после серии испытаний системы, окончательно выработанной в 1827 г., направил военному министру в мае 1827 г. положительный доклад. Но только в июне 1828 г. военный министр утверждает образец крепостного ружья и приказывает немедленно изготовить партию в сто единиц на оружейном заводе в Шарлевилле (Charleville), который до этого уже выпускал эти модели для испытаний.

Итак, крепостное ружьё обр. 1828 г... Общая длина 1,69 м, длина ствола с каморой 1,3 м, калибр 21,8 мм, масса 10 кг.
Новое оружие эффективно работало на дальностях до 600 м, на этом расстоянии шарообразная пуля пробивала две сосновые доски толщиной 27 см, на расстояние 300 м пуля легко проходила сквозь мощные преграды типа
мешков с землёй и через прочие сложные препятствия. Фактически работа одного опытного стрелка приносила больше пользы, чем принятые тогда групповые залповые стрельбы по целям. Стрельба была настолько комфортна, что для стрелка она не становилась утомительной даже после нескольких часов. Скорее всего, это стало следствием слабой отдачи из-за большого веса ружья. Стрелок носил с собой боезапас на 50 выстрелов, вместе с ружьём это была достаточно тяжёлая ноша, но если учесть, что огонь из него вёлся исключительно с оборудованных стационарных позиций, то вес оружия не имел существенного значения.

Первое боевое крещение модель 1828 г. получила в иевернои Африке, во время ооев за Алжир. Что примечательно, во время осады города Алжир знаменитый французский офицер и военный изобретатель Анри-Густав Дельвинь (Delvigne) руководил группой стрелков, использовавших в качестве боеприпаса к новому крепостному ружью разрывные пули его конструкции. Это были свинцовые «шары», начинённые порохом с небольшой трубкой, размещённой в «передней» части пули, в которой помещался капсюль. Такие пули применялись в том числе и как зажигательные. А крепостное ружьё фактически исполняло роль лёгкого артиллерийского орудия.

В скором времени модель 1828 г. была заменена новой, уже капсюльной системой образца 1831 г. (Fusil de rampart modele 1831). Новая система была полным аналогом своей предшественницы за исключением принципа воспламенения заряда, теперь на каморе появился подстержник с затравочным стержнем (брандтрубкой), и замок стал ударно-капсюльным. Стоит вспомнить, что первые ударно-капсюльные замки на обычном пехотном оружии появились во Франции только в начале 1840-х гг. Практически спустя 10 лет с момента принятия на вооружение модели 1831 г.А что же случилось с моделью 1828 г.? Она прошла достаточно простую переделку в капсюльную систему, и, по сути, новая модель 1828/31 г. стала первым в истории серийным переделочным оружием из кремневого в капсульное.Впервые модель 1831 г. была применена в Бельгии в том же 1831 г. Именно тогда Франция оказала помощь бельгийцам в освободительной борьбе против Нидерландов. Среди образцов, поставлявшихся в Бельгию, были и крепостные ружья образца 1831 г. Бельгийцы оценили эти ружья по достоинству и... вскоре наладили их собственное производство.

Модель 1831 г. имеет общую длину 1,69 м, длину ствола без каморы 1,19 м и с каморой 1,3 м, калибр 21,8 мм, массу 8,62 кг. Использовалась круглая пуля массой 67 г с диаметром 22,6 мм, масса порохового заряда от 8 до 10 г. В стволе было сделано 12 нарезов, имеющих форму полуокружности в профиле с радиусом 1,4 мм, ширина полей 3,1 мм. Начальные испытания модели 1831 г. проводились с пулей чуть меньшего диаметра (22,2 мм) и существенно большими зарядами пороха, равными 18 и 22 г. Такой мощный заряд не обеспечивал качественного результата, и он был уменьшен, что также благотворно сказалось и на уменьшении износа конструкции ружья в процессе его эксплуатации.Заряжание ружья несколько отличается от привычного нам заряжания казнозарядных систем. Хотя, как не кажется это странным, имеет с ним много общего.

Ну, а как же работает это великолепное оружие, каково его устройство? Начнём с самого простого, ружьё имеет ствольную коробку, открытую с верхней части. Сейчас это кажется нормальным и непонятно как может быть по-другому, но в 1820-х гг. стандартное стрелковое оружие выглядело следующим образом: ствол с вкрученным в его задний конец казёнником, по сути, железной винтовой пробкой с хвостовиком, затравочное отверстие в казённой части ствола, кремневый замок, ствол соединялся с ложей кольцами и хвостовым винтом. В ствольной коробке крепостного ружья ходит на двух цапфах камора, имеющая спереди выступающую коническую часть. Камора откидывается вверх для заряжания. В переднем положении камора своей конической частью плотно входит в соответствующее углубление на конце ружейного ствола, что создаёт защиту от прорыва газа. По сути, это система обтюрации, нашедшая впоследствии применение в ряде револьверных конструкций. Идём дальше, между дном каморы и стенкой ствольной коробки вставляется засов, но не просто вставляется, а откидывается и возвращается назад, качаясь на шарнире с помощью рычага. По сути, эти засов и камора, соединённые воедино, являются привычным нам поворотным затвором. Ствол жёстко закреплён в ствольной коробке, роль цевьевой части исполняет стальная шина, служащая продолжением ствольной коробки. Никаких ложевых колец и прочих на взгляд современного человека анахронизмов. Ствольная коробка имеет снизу специальное отверстие, для ... автоматического удаления грязи.Конечно, имеется ряд специфических решений, связанных с особенностями используемого боеприпаса: камора коническая, её входной диаметр немного больше диаметра ствола. Замок у модели 1831 г. капсюльный, достаточно оригинальной конструкции, пожалуй, один из самых удачных вариантов капсюльного замка. Что интересно, концепция этого замка была разработана ещё в кремневой версии в 1822 г. таким образом, что бы в нём не использовались длинные пружины.

Приклад жёстко фиксируется между нижним и верхним хвостовиками ствольной коробки, спусковой механизм надёжно закреплён снизу ствольной коробки, по аналогии с современными системами, на тот исторический период обычно спусковой крючок вращался на простом штифте, «вбитом» в ложе.Прицел состоит из двух щитков, постоянный на 200 м и перекидной на 400 м.На переднем конце «шины» установлен на шарнире стальной штырь, предназначенный для фиксации ружья на боевой позиции.Не всё было гладко в истории этого крепостного ружья, в целом уже на модель 1828 г. начали появляться нарекания. Звучала вполне обоснованная критика системы,говорилось, что на деле она  достаточно посредственное оружие. Существовали серьёзные опасения, что разрабатываемая на её основе новая модель 1831 г. также не покажет выдающихся характеристик. В основном под «посредственными» понимали точностные характеристики. Между тем, на испытаниях система показывает замечательные результаты, а при эксплуатации, причём не просто эксплуатации, а в реальной боевой обстановке результаты порой оказывались более низкими. В чём же причина?Дело в том, что тогдашняя производственная база, даже вполне передовых французских оружейных заводов, не была в силах давать большие партии такого новаторского оружия без большого процента брака.«Вылизав» конструкцию, вопросам технологии должного внимания не уделили, и это в последствии тоже многому научило французов.

Итак, основные нарекания были связаны с тем, что очень сложно в серийном производстве обеспечить точную «стыковку» каморы и ствола, тем самым оставалась возможность для прорыва газов, а это соответственно оказывало то самое влияние, из-за которого к описываемым моделям «устойчиво приклеился» ярлык «посредственных». Сложно сказать, какой процент брака попадал в войска, но однозначно  немалый.Ещё одним важным фактором можно назвать явное несовершенство прицела, щитковый прицел уступает, появившимся позднее, более совершенным с подвижной планкой. И вроде бы второстепенный, а на деле важнейший фактор также не позволил более полно раскрыть потенциал ружья.Но ... Франция и Бельгия, несмотря на нарекания, упорно производили эти крепостные ружья.

РУССКОЕ КРЕПОСТНОЕ РУЖЬЁ ОБРАЗЦА 1839 Г.

Российская Империя, всегда подходившая с большой серьёзностью к вопросам вооружения, очень внимательно следила за новинками в оружейном деле, и в 1837 г. у бельгийского фабриканта Пьера Жозефа Малгерба заказывает партию крепостных ружей. Это была вариация французской модели 1831 г. с большим количеством изменений: ствольная коробка сделана разборной, изменено направление откидывания засова (вправо у «французской» модели, влево у «русской»), измененны нарезы в канале ствола, изменён прицел, способ крепления откидывающегося штыря.

Калибр русского ружья составлял 8,33 линии (21,16 мм), длина ствола 50,175 дюйма (127,4 см). В стволе 8 нарезов, делающих 1 1/5 оборота, ширина нарезов 1,24 линии (3,15 мм), глубина 0,33 линии (0,88 мм). Вес 10,9 кг. На стволе закреплена медная регулируемая мушка и прицел, состоящий из одного неподвижного (на 100 шагов [71 м]) и двух откидывающихся на шарнирах щитиков (на 200 [142 м] и 300 [213 м] шагов). Ствол с казённой части сделан четырёхугольной формы и имеет по обеим сторонам цапфы, которыми он вставляется в четырёхугольную в сечении ствольную коробку, открытую сверху. Ствольная коробка прикрепляется своим задним концом к ложе. Переднюю часть ствольной коробки составляет привинченный к ней хомутик, надеваемый на ствол. Между лапками этого хомутика установлен на болте железный стержень  штырь, который во время стрельбы вставляют в деревянную подставку.В коробку вложена железная камора, которая вращается на закреплённых на ней цапфах. В этой каморе организовано углубление для помещения заряда: пороха и пули. Камора имеет спереди конус, который входит плотно в соответствующее углубление в казённой части ствола.

Замок ударный капсюльный «обыкновенного устройства».Для заряжания ружья обращают камору вертикально, вкладывают заряд, возвращают её в прежднее положение, подвигают вперёд её настолько, чтобы конус вошёл в углубление ствола, и закрывают засов сзади каморы, препятствующий её откату во время выстрела назад. Для удобного передвижения каморы вперёд-назад на ней сверху установлены так называемые «усы».Дальность полёта пули доходила до 350 саженей (747 м). Использовался заряд мушкетного пороха 3 1/2 золотника (14,9 г). Вес пули колебался от 15 1/4 до 15 1/2 золотника (66,12 г), а диаметр её соответствовал 8 1/2 линии (21,59 мм).

Сначала в Россию поступали крепостные ружья бельгийского заказа, затем было налажено самостоятельное производство на Ижевском оружейном заводе. Основной проблемой, точно так же, как и у французских моделей, было качество исполнения. Большой процент брака вынудил в 1851 г. принять «новое крепостное ружьё», аточнее крепостной штуцер обр. 1851 г. Автором этого штуцера стал известный отечественный оружейник полковник Куликовский. Штуцер обр. 1851 г. получался путём укорачивания ствола крепостного ружья обр. 1839 г. Ствол обрезался на расстоянии 31,5 дюйма (800 мм) от дульного среза и завинчивался казёнником, в середине которого укреплялся стальной цилиндрический стержень по системе Туверена. К штуцеру приспосабливался гораздо более совершенный гессенский прицел. Мушка железная, подстержник, затравочный стержень и замок по своему устройству были аналогичны таким же деталям пехотного ружья. Ореховая ложа доходила до половины ствола. Что интересно, под цевьём этого штуцера, немного впереди замка, устанавливалась толстая рукоятка, за которую при прицеливании стрелок брался левой рукой. Для уменьшения отдачи на приклад надевался кожаный чехол с войлочной подушкой, при прицеливании дульную часть клали на бруствер. Использовалась остроконечная пуля массой 18 золотников (76,7 г). Для заряжания применялся стальной шомпол с медной головкой.Очень часто в исторической литературе слышна критика возможностей оружейной промышленности Российской империи как раз-таки в разрезе изложенной переделки казнозарядного ружья в дульнозарядный штуцер. Этот факт представляется как огромный шаг назад, как неспособность империи наладить самостоятельное производство качественного оружия. Из вышеизложенного читателю понятно, что это, конечно же, не так. Большой процент брака был и у западных производителей, и у отечественных. Более того, есть факт, который «критиками» старательно замалчивается. Через весьма непродолжительное время с момента появления модели 1831 г. во Франции принимаются на вооружение новые образцы крепостных ружей. Это модели 1838, 1840 и 1842 гг. И эти новейшие системы были ... дульнозарядными.

То есть французы с их передовой оружейной промышленностью на тот исторический период, более чем на 10 лет раньше Российской империи фактически «признали превосходство» традиционной дульнозарядной схемы заряжания. И причина этому была в трудностях с наладкой качественного производства казнозарядных систем.Достаточно важным в истории появления новых французских образцов был анализ опыта войны в Алжире, который дал возможность выделить новое основное направление в использовании крепостных ружей. Дульнозарядные модели 1838, 1840 и 1842 гг. были гораздо легче обр. 1831 г., весили от 5 до 6 кг и имели меньший калибр, равный 20,5 мм. И их основным предназначением было, как бы сказали на современном языке, увеличение огневой мощи мобильных групп при их действиях против укреплённых позиций.

ТЕСТИРОВАНИЕ КРЕПОСТНОГО РУЖЬЯ МОДЕЛИ 1831 Г., ПРОВЕДЁННОЕ В НИДЕРЛАНДСКОЙ КОРОЛЕВСКОЙ ВОЕННОЙ ШКОЛЕ.

Конечно, хотелось бы в российском оружейном журнале привести результаты испытаний отечественного крепостного ружья. Но за рубежом не удалось найти коллекционера-владельца именно русского крепостного ружья, готового провести отстрел и поделиться полученными результатами. У нас в стране даже с привлечением музеев, в коллекциях которых есть такое оружие, отстрелять обр. 1839 г. не представляется возможным в силу действия хотя бы 243 ст. УК РФ, которая предусматривает ответственность за порчу культурных ценностей. А то, что эти ружья имеют такую ценность и особо значимы для истории России, очевидно.Помог в решении вопроса с отстрелом голландский коллекционер Мартин Велтхаузен, который предоставил в наше распоряжение материалы Нидерландской королевской военной школы. В которой несколько лет назад были проведены испытания крепостного ружья обр. 1831 г. Конечно, это не русское ружьё, но испытания его проради-теля рассказали нам о многом.

Эти испытания проводил курсант школы лейтенант-студент Ян Вийлс. Его целью было получение данные о реальных характеристиках ружья и возможностях его боевого применения. Не всё прошло гладко на этих испытаниях. Для начала расскажем об основных полученных результатах.Первым делом было решено определить истинные скорости, которые выдавало крепостное ружьё. Пули были изготовлены в полном соответствии с оригинальными. Но вот в качестве пороха был использован современный, т.н. «швейцарский порох №5». На взгляд голландских коллег, этот порох по характеристикам наиболее соответствовал аналогу из XIX в. Масса порохового заряда была выбрана равной 10 г. Что важно, в процессе испытаний после каждого выстрела канал ствола прочищался для удаления продуктов сгорания чёрного пороха.

Было произведено 10 выстрелов, скорость замерялась на дульном срезе (V0), в 10 м от дульного среза (V10) и в 20 м (V20). Полученная усреднённая начальная средняя скорость V0 соответствует 293,2 м/с.Кроме этого  были получены и другие любопытнейшие результаты. Замеры давления в каморе показали его максимальное значение  27,5 МПа. Проведённый анализ отдачи в результате выстрела показал и её максимальное значение  4113 Н. В результате анализа полученных данных теоретически была установлена максимальная дальность действия крепостного ружья обр. 1831 г., она соответствовала 1205 м, при этом траектория имела возвышение в 342 м на расстоянии в 780 м от стрелка. Это ещё раз подтверждает, что прицел, рассчитанный на 200 и 400 м, явно не позволял раскрыть весь потенциал ружья. Конечно, опытный стрелок мог грамотно брать упреждения, превышения, но в общей массе такая разметка прицела существенно снижала эффективность стрельбы.

Наступил этап полевых испытаний... Сначала было решено протестировать реальную пробивную способность ружья, для этого на 100 м поместили бочки, наполненные песком, диаметром 39 см и высотой 50 см. Пуля прошила первую бочку и срикошетировала от второй.А какими были точностные характеристики? Этот этап испытаний, мягко говоря, сильно разочаровал. На дистанции 100 м установили силуэт человека. Стрелок произвёл 10 выстрелов однообразно прицеливаясь. В результате в силуэте насчитали 4 попадания, 2 в деревянной основе, немного выступавшей из-за габаритов силуэта. 4 пули прошли мимо.Испытания не были бы полными, если бы не было тестирования «по человеку». В роли «человека» выступил блок «баллистического» желатина. В качестве дистанции было выбрано тоже расстояние в 100 м. Но тут голландские испытатели схитрили, скорее всего, их хитрость была связана исключительно с боязнью банально не попасть в желатиновый блок на 100 м. Было определено, что на 100 м скорость пули соответствует 235 м/с, такая же скорость будет наблюдаться в 7 м от дульного среза при навеске пороха в 6,8 г. Таким образом были получены данные, соответствующие 100 м дистанции. Но на практике скорость пули оказалась на нужной дистанции при навеске пороха в 6,8 г, равной 226 м/с, что соответствовало дальности в 171 м. Соответствующая этому энергия пули составила 1751 Дж, причём это реальная энергетика с учётом потерь при полёте вне идеальной среды.

Что можно сказать о проведенных испытаниях? Точностные результаты отвратительны для достаточно точного в силу своего назначения оружия. Это может быть связано с несколькими факторами. В первую очередь это человеческий фактор, научиться пользоваться крепостным ружьём в процессе производства 10 выстрелов непросто. Причиной могла быть неудобная для стрелка мишень, в «тестировании пробиваемости» стрелок легко попадал в бочки с профилем в 39 на 50 см. Нам неизвестно состояние канала ствола, степень износа механизмов. Очень важно было подобрать правильный порох, вспоминая сложности, связанные с подбором навески на испытаниях в XIX в., мы можем усомниться в верности выбора современного аналога того самого пороха.

Коснёмся высокого пикового значение силы отдачи. Цифра более чем в 4000 Н на первый взгляд озадачивает. Много это или мало? Когда в той же военной школе двумя годами ранее испытывали голландское крепостное ружьё, то пиковое значение силы отдачи у него было 6860 Н. У современных калибров .50 её значение ещё больше, только действует по времени она более быстро. В начале XIX в. ещё не были известны устройства типа дульных тормозов для снижения отдачи. Единственным способом снизить еёвоздействие на стрелка было применение простейших демпфирующих прокладок между затыльником приклада и «плечом» стрелка. В исторических материалах говорится о том, что отдача испытуемого ружья комфортна и стрелок может работать несколько часов. Более того, нет специальных упоминаний о демпферах по снижению отдачи, какие были, к примеру, на русском штуцере обр. 1851 г. Таким образом, цифровое значение пиковой силы отдачи, являющееся не более чем стендовой характеристикой, подтверждает данные позапрошлого века.Ну а что же пробивная способность? Результаты её тестирования и характер движения пули в «баллистическом» желатине оказались вполне приемлемыми.Для устранения всех выявившихся неоднозначностей было бы очень интересно продолжить современные испытания с вариациями массы порохового заряда, использованием других типов порохов.