Два Балтийских линкора


К началу Первой мировой войны Россия имела на Балтике четыре устаревших линейных корабля, которые строились как эскадренные броненосцы. В 1907 г. по новой классификации их стали называться линкорами, но новое наименование боевых возможностей кораблей не изменило. Тем не менее два «старика» — «Слава» и «Цесаревич» не просто принимали активное участие в боевых действиях, именно им выпали самые трудные испытания. И корабли-ветераны достойно проявили себя в боях с превосходящими силами противника.


Исторически сложилось, что наша страна имела два флота - Черноморский и Балтийский. Черноморский флот практически всё время был заперт в Чёрном море, и его кораблям редко удавалось преодолеть проливы и выйти в Средиземноморье. Корабли Балтийского флота свободно плавали по всем океанам и морям. Они принимали активное участие в изучении и освоении Дальнего Востока. Из них состояла I эскадра Тихого океана, которая защищала Порт-Артур. Именно пришедшие с Балтики корабли, составлявшие II эскадру Тихого океана, 14 мая 1905 г. вступили в бой с японским флотом в Цусимском проливе. Это сражение стало серьёзной проверкой для четырёх новейших броненосцев типа «Бородино» — наиболее мощных и совершенных кораблей Российского императорского флота. Но они были ещё «сырыми» — корабли недавно вошли в состав флота, их не успели полностью освоить экипажи, на них не был устранён ряд конструктивных недостатков, они имели значительную перегрузку углем и припасами. В результате, три корабля героически погибли, а четвёртый не мог продолжать бой из-за тяжёлых повреждений. Утром 15 мая его окружили превосходящие силы противника и он был вынужден сдаться.

Пятый корабль этого проекта не успел принять участия в войне с Японией. Он был заложен на Балтийском заводе 19 октября 1902 г. как «броненосец №8». Это был третий корабль серии, который строил завод, и работы по сборке корпуса шли быстрыми темпами. 16 августа 1903 г. «Славу» спустили на воду. Началась достройка броненосца, но после начала русско-японской войны работы на нём были приостановлены ради ускорения достройки остальных кораблей. После ухода II эскадры работы на «Славе» возобновились, т.к. военное руководство спешно готовило к походу последние корабли Балтфлота для её усиления. В документах их называли III эскадра Тихого океана, но её отправка так и не состоялась. Работам по достройке помешали стачки и забастовки рабочих, и они затянулись до весны 1905 г. 1 мая 1905 г. броненосец начал первую кампанию. 10 мая корабль впервые вышел в море для проведения испытаний. За время достройки и испытаний, по опыту похода II эскадры, с мачт корабля демонтировали марсы, сняли большинство 47-мм пушек (16 из 20), оба надводных торпедных аппарата и противоторпедные сети.Это позволило немного разгрузить новейший корабль Балтийского флота. Он начал совершать плавания по Балтике, проводил многочисленные стрельбы. 9 ноября 1905 г. «Слава» окончила свою первую кампанию.

Вторым линкором Балтийского флота стал «Цесаревич» — единственный броненосец, который уцелел в огне «маленькой победоносной войны». В первый же день боевых действий он был повреждён торпедой во время атаки миноносцев. Его долго чинили в Порт-Артуре с помощью кессонов. Во время сражения 28 июля в Жёлтом море он был флагманским кораблем эскадры. Его достаточно сильно повредил вражеский огонь, и ночью он ушёл в германский порт Циндао. Здесь броненосец интернировали и разоружили. Погибших похоронили, раненых моряков отправили в госпиталь и начали ремонт корабля. Эти работы растянулись на 14 месяцев. С «Цесаревича» демонтировали повреждённую фок-мачту, были заменены обе дымовые трубы, которые были разбиты японскими снарядами. После окончания боевых действий корабль был вновь вооружён и в октябре 1905 г. получил приказ следовать на Балтику. По пути домой он посетил Сайгон, Сингапур,
Коломбо, Джибути, Порт-Саид и Алжир.2 февраля 1906 г. «Цесаревич» пришёл в Либаву, экипаж расформировали, на корабле начался ремонт и небольшая модернизация.Корпус «Слэе Санкт-Петерб

Русско-японская война завершилась для Российского императорского флота катастрофой - погибли лучшие корабли флота, значительная часть офицеров и большое число нижних чинов. В Морском министерстве начались реформы, они затронули весь флот. Если на Чёрном море линкоры Отдельного практического отряда сконцентрировались на отработке новых методов по централизованному управлению огнём на больших дистанциях, то на Балтике основной упор был сделан на подготовке кадров для флота. Для этого был сформирован Гардемаринский отряд. В него вошли «Слава», «Цесаревич» и крейсер «Богатырь». На них посылали для обучения корабельных гардемаринов, гардемаринов-судостроителей и гардемаринов-механиков. Помимо занятий, они несли вахтенную службу, штурманскую вахту, вели журналы, управляли паровыми катерами и т.д. Походы отряда стали настоящей морской школой для будущих адмиралов.

Первым плаванием кораблей отряда стала операция против Свеаборгской крепости, где 17 июля 1906 г. произошло восстание. Утром 19 июля «Цесаревич» и «Богатырь» пришли из Ревеля и начали обстрел мятежников. Броненосец выпустил по ним 31х305-мм и 215x152-мм снарядов. На Михайловской батарее начался сильный пожар, и восставшие были вынуждены сдаться. Часть экипажа «Цесаревича» послали в Ревель для усмирения команды крейсера «Память Азова».
Первым походом Гардемаринского отряда стал визит на русский Север. 20 августа 1906 г. корабли покинули Балтику и, обогнув Европу, 10 сентября пришли в Печен-гу. Потом броненосцы посетили Екатерининскую гавань, порты Норвегии и Шотландии. 26 октября они вышли из порта Барроу, где находилась верфь фирмы «Виккерс», и пошли вдоль берегов Европы в Средиземное море. Крайним портом в этом походе стал Тунис. В порту Бизерта отряд находился до конца января 1907 г. 1 февраля корабли отправились в обратный путь. По дороге домой они зашли в Тулон, Виго, Портсмут и Киль. 29 марта корабли Гардемаринского отряда вернулись в Либаву.

15 июня 1907 г. на корабли прибыла новая партия гардемаринов, и отряд совершил несколько походов по Балтике. 30 сентября Гардемаринский отряд вышел во второй поход. Корабли обогнули Европу и пришли в Средиземное море. Здесь они находились до середины февраля 1908 г. Зайдя по дороге в Гибралтар, Виго и Киль, 26 марта отряд пришёл в Либаву. 4 октября Балтийский отряд вышел в новое плавание в Средиземное море. 10 ноября он прибыл в Бизерту, а 1 декабря на Сицилию. В ночь 16 декабря 1908 г. в итальянском курортном городке Мессина произошло сильнейшее землетрясение и русские корабли немедленно вышли для оказания помощи пострадавшим. К вечеру 17 декабря на «Славе» находилось более 700 человек, которым требовалась неотложная помощь. Не меньше пострадавших принял «Цесаревич». Линкоры вышли в море и доставили их в Неаполь. После окончания спасательных работ корабли 21 декабря отправились на родину. По пути они посетили Канарские острова и о. Мадейра, зашли в Портсмут и Киль. 17 марта 1909 г. Балтийский отряд пришёл в Либаву. Оба линкора прошли небольшой ремонт, его совместили с модернизацией. Например, на «Славе» были установлены 305-мм орудия с новыми затворами, которые увеличивали скорость заряжания.

19 июля 1909 г. с новой партией гардемаринов отряд опять вышел в море. Корабли посетили Портсмут и 27 июля вышли к берегам Алжира. Вечером 1 августа на «Славе» произошла авария котлов, и она полностью потеряла ход. «Цесаревич» взял Линкор на буксир и потащил в Гибралтар. Отряд ушёл дальше, а «Слава» 24 августа своим ходом пришла в Тулон. На верфи «Форж и Шантье» рабочие начали срочные работы по ремонту и замене котлов. Они продолжались до апреля 1911 г. Ещё пара месяцев ушла на устранение неполадок. Линкор покинул верфь 23 июня и 11 июля пришёл в Кронштадт. «Слава» и «Цесаревич» вошли в 1-ю бригаду линейных кораблей вместе с линкорами «Андрей Первозванный», «Император Павел I» и крейсером «Рюрик». В 1912 г. они совершали походы по Балтийскому морю, проводили многочисленные стрельбы, принимали на борт иностранные делегации. Наиболее значимым событием стало участие в параде 29 июня 1912 г. по случаю закладки в Ревеле порта имени императора Петра Великого - новой базы для Балтийского флота.

27 августа 1913 г. бригада линкоров и бригада крейсеров вышли в своё первое большое плавание. 1 сентября они пришли в Портсмут и пробыли в нём до 6 сентября. Потом они посетили Брест и 21 сентября возвратились в Ревель. 1 ноября корабли окончили кампанию. Новую кампанию они начали 9 апреля 1914 г., она была одной из самых продолжительных. С каждым месяцем напряжённость учений и стрельб только возрастала. 4 июня в Ревель с визитом заходили английские линейные крейсера, а 7 июля в Кронштадте принимали французские линкоры. Наши моряки с завистью смотрели на огромные корабли союзников по Антанте. К началу Первой мировой оба корабля уже не соответствовали новым требованиям. Один из историков назвал их «линкорами второстепенного боевого назначения». Впрочем, эти недостатки отмечали в своих рапортах офицеры кораблей ещё в 1906 г. К сожалению, несмотря на многочисленные предложенные варианты модернизации «Славы» и «Цесаревича», денег в казне на это так и не нашлось. После начала войны активных боевых действий на Балтике не велось. Наши корабли старательно ставили многочисленные минные заграждения. Но вторжение кайзеровского флота не состоялось, его корабли в водах Балтики почти не появлялись. Из-за угрозы атак германских субмарин линкоры не выходили за Центральное минное заграждение и совершали плавания к востоку от линии Гельсингфорс - Ревель. 7 декабря 1914 г. линкоры окончили кампанию.

Кампанию 1915 г. оба ветерана начали 25 марта. А уже 29 марта «Слава», ломая лёд, двинулась из Гельсингфорса за ледоколами в Або-Оландский район. 1 апреля к ней присоединился «Цесаревич». 4 апреля они покинули Ревель и 7 апреля прибыли на рейд Юнгфрузунд. Здесь они пробыли несколько месяцев, после чего 20 июня пришли в Ревель. 16 июля «Слава» покинула Гельсингфорс и в сопровождении 2 линкоров, крейсеров и эсминцев направилась к новому месту службы - в Рижский залив. Русское командование ожидало активизации действий кайзеровского флота и решило собрать здесь значительные силы - 4 канлодки, 4 подлодки, дивизион эсминцев во главе с «Новиком», гидроавиатранспорт «Орлица» и минный заградитель «Амур», а «Слава» должна была их возглавить. Её провели по фарватеру, операцию прикрывали миноносцы. 20 июля линкор пришёл к новому месту базирования в Куйваст. Переход проходил в обстановке повышенной секретности, но противник немедленно узнал об этом и ускорил подготовку вторжения в Рижский залив. Он собрал значительные силы - 8 дредноутов, 3 линейных крейсера, 7 броненосцев, 9 крейсеров, 54 эсминца и миноносца, 39 тральщиков и множество кораблей обеспечения.

Утром 26 июля немцы начали траление фарватера в средней части Ирбенского пролива, но несколько кораблей вскоре подорвались на минах. Им мешал огонь русских канлодок, а в 10.30 подошла «Слава». По ней немедленно с дистанции 120 кабельтовых открыли огонь броненосцы «Эльзас» и «Брауншвейг» (каждый 4х280-мм). 305-мм орудия «Славы» имели дальность всего 87 кабельтовых. Было решено огня не открывать, а продолжить маневрирование на позиции. Вскоре бой прекратился, и германские корабли отошли. Ни одного попадания линкор не получил. На корабле было решено попробовать оригинальный способ увеличить дальность стрельбы путём затопления трёх отсеков. Крен в 3 градуса в сторону от противника до 95 кабельтовых увеличивал дальность стрельбы 305-мм орудий за счёт увеличения их угла возвышения. Но при этом линкор открывал для огня противника часть незащищённого борта. 27 июля «Слава» провела в Аренсбурге, а вечером вернулась в Куйваст.

Утром 3 августа немцы повторили попытку прорыва. На этот раз тральщики прикрывались дредноутами «Позен» и «Нассау» (каждый 12х280-мм орудий), четыремя крейсерами, 30 эсминцами и миноносцами, восемью сторожевыми судами, минным заградителем и двумя прерывателями минных заграждений. Их действиям огнём своих орудия мешали русские эсминцы и канлодки, а в 13.45 к месту боя подошла «Слава». В 14.04 линкор открыл огонь главным калибром, но залпы давали недолёты. По ней открыли огонь дредноуты противника. Было применено затопление отсеков, но недолёты продолжились. Несколько раз перестрелка затихала, но потом вновь начиналась. Так продолжалось до вечера, потом германцы прекратили траление и отошли. За день «Слава» выпустила 35х305-мм и 20x152-мм снарядов. Ночью два новейших германских эсминца были посланы командованием для уничтожения «Славы», но их рейд закончился неудачно. Утром 4 августа линкор вернулся на позицию, но стрельбе в этот день мешала сильная мгла и густой туман. Он полностью скрывал корабли противника, в то время как наши были хорошо видны. Оба немецких дредноута воспользовались этим и открыли залпами из 4 орудий огонь по русскому линкору со 110 кабельтовых. И в 8.50 «Слава» почти одновременно получила 3 попадания. На корабле перестал действовать рулевой привод и он, управляясь машинами, вышел из боя. На нём возникло несколько пожаров. Они были быстро потушены, но пришлось затопить погреб левой кормовой башни среднего калибра. Повреждения оказались незначительными, убитых и раненых не было, 7 нижних чинов было обожжено. Тральщики продолжили траление и вскоре фарватер был готов. Русские силы отошли в Куйваст и стали готовиться к последнему неравному бою. Утром 4 августа немцы вошли в Рижский залив. В ночном бою в ночь на 7 августа они потопили канонерскую лодку «Сивуч», вторая русская канлодка была уничтожена экипажем из-за опасности окружения. 8 августа противник, так и не найдя «Славу», покинул негостеприимные воды Рижского залива.

21 августа «Слава» выходила на обстрел Михайловского маяка. По нему сделали 8х305-мм, 35x152-мм и 24x75-мм выстрелов, но маяк уцелел. На обратном пути линкор пытался бомбить гидроплан. 22 августа в Аренсбурге германская авиация вновь совершила налёт на корабль. 12 сентября линкор был послан командованием к мысу Рагоцем для обстрела германских позиций у города Тукум. В походе его сопровождали 2 канлодки, 7 эсминцев и гидроавиатранспорт «Орлица». Из-за небольшой дальности стрельбы главного калибра «Слава» подошла к берегу на 8 кабельтовых и стала на якорь. По ней начали стрелять несколько батарей противника. Немедленно был открыт ответный огонь из 75-мм орудий, но подавить противника не удалось. Вскоре в неподвижный корабль попало несколько снарядов. Первый 150-мм попал в рубку и убил командира капитана 1 ранга С.С. Вяземского, флагманского артиллериста и 4 рулевых. На мостике был ранен старший офицер. Корабль лишился всего командования. Второй 150-мм снаряд попал в коечные сетки правого борта, убил минного унтер-офицера и вызвал пожар. Третий попал в надстройку в районе камбуза. «Слава» снялась с якоря и открыла по батареям огонь из 152-мм орудий. На поврежденный корабль прибыл капитан 1 ранга А.В. Колчак и осмотрел повреждения. После этого операция была продолжена. За день линкор выпустил 14х305-мм, 170х152-мм и 50х75-мм снарядов.

Корабль продолжал поддерживать наши армейские части. 23 сентября он обстреливал германские позиции у Шмардена и перестреливался с батареями у кордона Лаги. 9 октября линкор прикрывал десант у Домеснеса. В нём принимали участие две морские роты со «Славы». 10 октября была проведена демонстрация новой высадки у мыса Роэн и обстрелян мыс Рагоцем. С 27 по 29 октября линкор обстреливал германские позиции у Кеммерна и батареи у мыса Рагоцем. По противнику было выпущено 28x152-мм и 250x152-мм снарядов, после чего наши войска овладели Кеммерном без боя. По окончании этой операции на «Славе» начали готовиться к зимовке в Моонзунде.

За зиму «Славу» немного «подлатали»  отремонтировали надстройки и устранили боевые повреждения. На ней заменили 152-мм орудия и обновили зенитную артиллерию. Теперь линкор располагал ещё тремя 75-мм зенитками. 14 апреля 1916 г. два германских гидроплана совершили первый удачный налёт на корабль. Они сбросили 12 бомб, три из них попали в ют корабля. Повреждения были незначительны, но погибло 5 нижних чинов, ещё 5 были ранены осколками. В ночь на 18 апреля место стоянки пытался бомбить цеппелин, но не смог найти его в темноте. 20 апреля состоялась неудачная атака трёх германских гидропланов. Борьба за Рижский залив продолжилась, и «Слава» вновь помогала русской армии.
19 и 20 июня линкор обстреливал германские позиции у Шмардена. По нему вели огонь вражеские батареи. 210-мм снаряд попал в броневой пояс правого борта, но не пробил броню корабля. 21 июня «Слава» стреляла по батареям у Клапкальцема. На неё было совершено 9 налётов авиации, но самолёты были отогнаны огнём зениток. В начале июля флот поддерживал наступление русской армии. С 2 по 4 июля по Шмардену и Лесному Одингу «Славой» было выпущено 88х305-мм и 234x152-мм снаряда. По ней несколько раз открывали огонь вражеские батареи, но ни одного попадания не было. 23 августа её попытались атаковать три германских гидроплана, но их своевременно обнаружили и отогнали огнём зенитных орудий. 30 августа у Ирбенского пролива на линкор напали сразу 6 гидропланов. Два выпустили торпеды, остальные сбросили 17 бомб, но безрезультатно. Во время этого похода сигнальщики несколько раз наблюдали перископы и по ним сделали 27 выстрелов 152-мм ныряющими снарядами. 12 сентября огнём зенитных пушек был отогнан ещё один аэроплан.

К этому времени в Моонзунде были сосредоточены значительные силы нашего флота: линкоры «Слава» и «Цесаревич» (перешел 30 августа), крейсера «Аврора», «Диана», «Баян» и «Адмирал Макаров». На «Цесаревиче», который не принимал участия в боях, к этому времени остались лишь 4х305-мм и 12x152-мм орудия, 10х75-мм и 4х47-мм пушки, 2 пулемёта. Их усилили двумя 37-мм зенитками. За зиму 1915-1916 гг. корабль прошёл ремонт в Гельсингфорсе. Второй линкор принимал участие в патрулировании в районе Ирбенского пролива, но с противником не сталкивался. Было решено отправить «Славу» для ремонта и замены орудий главного калибра. Кораблю-ветерану требовался ремонт, и с ним решили не затягивать. 22 октября корабль прошёл Моонзундским каналом. 24 октября, в сопровождении «Дианы» и эсминцев, он прибыл в Гельсингфорс. 29 октября он пришёл в Кронштадт, прошёл докование и в середине декабря вернулся в Гельсингфорс. На корабле был увеличен угол возвышения башен главного калибра до 25 градусов (теперь дальность составляла 115 кабельтовых) и было выполнено множество других неотложных работ. Теперь линкор располагал четырьмя 75-мм зенитками: два находились на крыльях кормового мостика, по одному установили на башнях главного калибра.

Команда «Славы» относительно спокойно пережила февральскую революцию. В это время на Баптфлоте было убито много офицеров. На линкоре матросы убили боцмана и ранили инженер-механика. Как и на других кораблях, на линкорах был избран судовой комитет, прошли выборы офицеров, команда почти каждый день митинговала и т.д. На «Цесаревиче» всё прошло мирно, т.к он находился далеко от эпицентра революции. Но 29 марта 1917 г. его переименовали в «Гражданин». В начале июня командование приняло решение вновь послать «Славу» в Рижский залив. Команда выступила против этого приказа, и весь июль на линкоре бушевали митинговые страсти. Командиру корабля пришлось уговаривать моряков. И после ряда уступок со стороны командования флота они согласились. 26 августа «Слава» пришла в Куйваст. Двум линкорам-ветеранам предстояли новые суровые испытания.

29 сентября 1917 г. германское командование начало проведение операции «Альбион». Её целью было овладение Моонзундскими островами, прорыв флота через Ирбенской пролив в Рижский залив и полное уничтожение морских сил русских. Для этого были выделены значительные силы: 10 дредноутов, линейный крейсер, 9 крейсеров, 64 эсминца и миноносца, 6 подводных лодок, 95 тральщиков, множество десантных и вспомогательных судов, 109 самолётов и 6 дирижаблей, десант насчитывал 20 тысяч человек. Германские тральщики начали тралить Ирбенский пролив. Им мешала Церельская батарея №43 (4х305-мм орудия). Её стрельба была удачной, и тральщики несколько раз отходили. Их место 1 октября заняли дредноуты «Кайзерин» и «Кёниг» и открыли по батарее огонь. 2 октября её обстреливали уже 3 дредноута. На батарее началась паника, и огонь по противнику был прекращён. В этот же день ей на подмогу был послан «Гражданин». Но он опоздал. Ему осталось только добить покинутую людьми батарею. Миноносцы сопровождения принимали людей с берега. 3 октября линкор вернулся в Куйваст. 3 октября «Слава» с позиции у Шильдау несколько раз с предельной дистанции открывала огонь по эсминцам противника, которые пытались войти в Малый Зунд и обстреливала германские войска у Ориссарской дамбы. За день было выпущено 18х305-мм снарядов. 3 октября германские корабли вошли в Рижский залив и вечером подошли к Аренсбургу, который накануне был оставлен русскими.

4 октября состоялся бой главных сил. Он стал последним боем для линкора «Слава». Историки до сих пор спорят о том что, как и когда происходило в Моонзунде. Утром дозором к югу от Моонзунда были обнаружены большие силы противника, и на рейд Куйваст были направлены оба линкора и крейсер «Баян». В 9.12 главные силы увидели друг друга. Немцы провели на наши корабли, которые двигались к кромке минного поля, безрезультатный налёт авиации. В 10.05 «Слава» открыла огонь по тральщикам. Вскоре тральщики отошли. «Гражданин» также стрелял по ним, но давал недолёты. В 10.15 но нашим кораблям открыли огонь дредноуты: «Кениг» стрелял по «Баяну», а «Кронпринц» по «Гражданину». В 10.50тральщики возобновили траление, и «Слава» открыла по ним огонь, ей помогали «Гражданин» и «Баян». На «Славе» из-за поломки вышла из строя носовая башня главного калибра, теперь корабль мог вести огонь лишь из двух 305-мм орудий. В 11.20 немцы были вынуждены отойти, но вскоре они начали прорыв в другом месте.