Боевые действия на Ладожском озере

 Ладожская военная флотилия вновь была сформирована 25 июня 1941 г. приказом наркома ВМФ из учебного отряда ВМУЗ. Она состояла из дивизиона учебных кораблей (четыре транспорта и пять парусно-моторных шхун), дивизиона катеров типов Р и КМ, учебно-артиллерийского дивизиона. Главная база флотилии находилась в Сортанлахти, тыловая - в Шлиссельбурге. Помимо этого, командующему флотилией подчинили суда Северо-западного речного пароходства.С 24 июля Северный отряд кораблей флотилии (тральщики ТЩ-100 и УК-4 (ЛК-13), бронекатер БК-97, пять катеров типа КМ, шхуны «Учёба» и «Практика» и один разъездной катер ЗИС) обеспечивал действия 168-й дивизии на Сортавальском направлении. Его задача заключалась в том, чтобы поддерживать связь между подразделениями дивизии, прикрывать их отход и не давать противнику возможности захватить отдельные острова в нашем тылу.Отряд базировался на остров Валаам. Прибыв в район Сортавальских шхер, корабли практически сразу приступили к несению дозорной службы с целью не дать противнику перебросить свои войска, артиллерию, минометы на прибрежные острова. Заняв эти острова, расположенные перед береговым плацдармом наших войск, противник мог бы перерезать все пути снабжения.При обследовании залива Хиденселька УК-4 оказался под плотным пулемётным огнём противника с занятых им островов. На тральщике был разбит пулемёт, получено много пробоин в бортах и в надстройке корабля, только в тральных буях насчитали более 200 пулевых пробоин. Однажды на глазах противника УК-4 подошёл к небольшому причалу на берегу острова Риеккалансаари и снял находившуюся там в окружении группу раненых бойцов и медицинских работников.



Вскоре после этого, осуществляя разведку, УК-4 и катер типа КМ попали в ловушку. С расстояния 100 - 150 м противник открыл по ним ураганный огонь из винтовок и пулемётов. На тральщике вышел из строя пулемёт, загорелся боезапас, прорвало паропровод. Всё вокруг заволокло паром. Машинисты самоотверженно устранили неисправность - и УК-4 не потерял ход В разгар боя с тральщика заметили, что за рулём КМ-ки стоит окровавленный старшина Кор-хало. Едва тральщик поравнялся с катером, туда почти с пятиметровой высоты прыгнул санинструктор Виктор Вернадский, чтобы оказать помощь раненому. За руль катера встал моторист, и через несколько минут оба корабля вышли из зоны обстрела.На рассвете 31 июля командир шхуны «Практика» капитан-лейтенант П. Ф. Ваганов обнаружил переправлявшиеся с острова на плотах и лодках под прикрытием артиллерии и минометов группы противника и вступил с ними в бой, несмотря на то, что имел на вооружении всего лишь один пулемёт. Командир тральщика УК-4 старший лейтенант М. П. Рупышев, зная о слабом вооружении шхуны, поспешил ей на помощь.

Неожиданное появление УК-4 заставило противника весь огонь перенести на него. Тогда тральщик ТЩ-100 бросился на помощь двум своим товарищам. При подходе к месту боя с него увидели, как по кораблям, к которым он спешил на помощь, с одного из островов открыла огонь крупнокалиберная вражеская батарея.Пытаясь выйти из зоны обстрела, УК-4 и «Практика» повернули на выход из пролива, но при этом подставили противнику борт, превратившись в отличную мишень. Спас положение подходивший ТЩ-100, который вынудил противника перенести огонь на себя. Невзирая на огонь из орудий, стрелявших по кораблю с острова прямой наводкой, тральщик двигался по узкому проливу, выигрывая время, чтобы УК-4 и «Практика» могли выйти из зоны обстрела.Пять попаданий вражеских снарядов в рубку, мостик, в машинное отделение вывели из строя рулевое управление, повредили радиостанцию, но не сломили волю людей. Переведя корабль на аварийное рулевое управление, командир вывел его из-под обстрела и помог другим кораблям отряда, оказавшимся в беде. В этом бою на ТЩ-100 и УК-4 были убитые и раненые.Последние эвакуируемые части отходили через бухту Марья-саари острова Путсаари. Маленькую бухту с отвесными скалами противник буквально засыпал снарядами и минами. Вода кипела от разрывов. Маневрируя, из бухты выходили транспорты и буксиры с баржами. Посадка людей на баржи и транспорты происходила в основном ночью, в тёмное время, в паузах между артиллерийскими и миномётными обстрелами.

В конце августа ТЩ № 63 («Ижорец № 63»), стоявший на якоре в Волховской губе, получил приказ вывести из этой бухты две баржи с людьми, грузом и лошадьми. Из-за значительного волнения буксирный конец удалось завести с большим трудом. Тральщик дал полный ход, но баржа не сдвинулась с места. Перекладывая руль то вправо, то влево, командир пытался сдвинуть баржу, но все попытки оказались тщетными. Буксирный трос лопнул. В это время противник открыл огонь по месту стоянки судов. Одна мина попала в баржу, на которой находились лошади. Вторично заведённый буксирный трос порвался почти мгновенно. По всей видимости, баржа основательно села на камни. Поскольку буксирных концов больше не было, для этих целей решили использовать трал Шульца. Тем временем волнение усилилось. Попытки рывками сдёрнуть баржу не увенчались успехом. Порвавшийся в третий раз буксир намотался на обнажившийся гребной винт. В результате этого встала машина, и набежавшая волна, подбросив ТЩ № 63, с огромной силой ударила его о камень. От удара пришёл в негодность руль, и корабль, потерявший ход и управление, начал дрейфовать на прибрежные скалы. Помимо этого разошлись швы обшивки, и вода стала проникать внутрь корпуса. Пришлось загасить топки и выпустить весь пар из котла, чтобы уменьшить силу его взрыва при его заливании. Поднятый на мачте сигнал бедствия заметили с морского охотника, находившегося в дозоре. Он подошёл минут через сорок и отвёл повреждённый тральщик в безопасное место для устранения повреждений. Баржи же вывел подошедший ТЩ № 82.В ночь на 2 сентября при бомбёжке противником Угольной пристани и рейда Шлиссельбурга было замечено, что с самолётов сбрасывают нервущиеся предметы. Тогда тральщики ТЩ № 63,ТЩ-100 и антимагнитные катерные тральщики «Коммунист» и «Комсомолец» начали траление. Мин обнаружить им не удалось, однако 2 сентября в 8.37 в этом районе, у правого берега

реки против Угольной пристани подорвался на мине и погиб со всей командой катер Р-34. Все эти дни авиация противника непрерывно висела над Невой.7 сентября, корабли и суда Ладожской флотилией были вынуждены оставить Шлиссельбург, эвакуировав из города его защитников и штаб флотилии. В ночь с 7 на 8 сентября в открытой части Шлиссельбургской губы сосредоточились корабли и суда Ладожской флотилии и Северо-западного пароходства. На рассвете 8 сентября караван транспортов, буксиров и барж под охраной боевых кораблей двинулся в сторону Новой Ладоги, к новому месту базирования Ладожской флотилии.В этот же день немецкие войска вошли в Шлиссельбург, отбить его не удалось. Доставлять продовольствие и снабжение войскам, ещё удерживающим Орешек, решили через Ладожское озеро. Почти всю осень корабли флотилии и суда Северо-западного пароходства занимались этим трудным и опасным делом.В середине ноября, в связи с быстрым замерзанием озера, было принято решение о переходе кораблей на зимнюю стоянку в западной части побережья Ладожского озера между Морье и базой Осиновец. 17 ноября из Новой Ладоги вышел первый эшелон: сторожевой корабль «Пурга», канонерские лодки «Селемджа», «Бира», катера МО-216 и МО-175, бронекатера № 99 и № 100 и другие корабли. А через три дня на переходе были затёрты льдами и затонули буксиры БП-9, БП-10 и БП-4, сторожевые катера МО-175 и МО-216.9 апреля 1942 г. Государственный Комитет Обороны обязал командующего Балтийским флотом вице-адмирала В.Ф. Трибуца обеспечить зенитными установками речные суда, предназначенные для перевозки грузов в навигацию текущего года. Нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов 11 апреля выделил для этой цели девять пушек калибра 45 мм и 109 пулемётов ДШК калибра 12,7 мм.

Этим оружием надлежало вооружить четыре буксира и 51 баржу (40 - новых и 11 - отремонтированных) Северо-западного речного пароходства. На буксиры ставили по одной пушке и одному пулемёту, на баржи - по два пулемёта.28 мая из Новой Ладоги в Осиновец вышел первый караван судов в составе канлодок «Лахта» и «Шексна», транспортов «Ханси» и «Стенсо», шаланды «Лигово», тральщика ТЩ № 65 («Ижорец № 74») с баржей и буксира «Никулясы» с двумя баржами. Так началось регулярное движение судов по трассе Осиновец - Кобона протяжённостью 30 километров, названной «малой» трассой, и по трассе Осиновец - Новая Ладога протяжённостью 115 километров, названной «большой» трассой. Так для моряков и для водников Северо-западного пароходства началась вторая военная навигация, а для Ладожской военной флотилии в целом - кампания боевых действий в битве за Ленинград.Хотя противник всячески пытался парализовать действие водной трассы, однако перевозки не только не прекращались, а, наоборот, возрастали. В навигацию 1942 г. они превзошли перевозки минувшей осени и зимы и были самыми крупными за весь период блокады. Главной угрозой для кораблей и судов, как и прежде, была немецкая авиация, поэтому проведённое весной усиление зенитного вооружения оказалось далеко не лишним.

Тральщик № 82 на переходе из Осиновца в Кобону, имея на буксире паром с железнодорожными вагонами, подвергся налёту тринадцати самолётов противника. В поединке с ними корабль получил около сотни различных пробоин. Из 32 человек команды в строю остались только пятеро. Однако благодаря умелому руководству механика техника-лейтенанта А.Н. Валькова тральщик дошёл своим ходом до порта, и после непродолжительного ремонта снова вышел на трассу.Вскоре после этого тральщик № 126 принял бой с четырьмя самолётами противника. В первые минуты боя погибли командир корабля, его помощник и сигнальщик. Командование принял трижды раненый военком младший политрук Н.Ф. Усачёв. Тяжёлое ранение получил пулемётчик Романов, но продолжал вести огонь по противнику, пока, обессилев от потери крови, не упал возле своего ДШК. Один из вражеских самолётов в этом бою удалось подбить. Только семь человек из экипажа остались в живых, но они довели свой корабль до базы.ТЩ № 65 на переходе в штормовую погоду, ведя на буксире баржу, гружённую мукой, внезапно был атакован нацистскими пикирующими бомбардировщиками. От разрывов бомб был перебит буксирный трос. При маневрировании корабля оборванный конец троса намотало на гребной винт. Баржу и лишённый хода тральщик понесло на камни. Тогда старшина 1-й статьи Георгий Львов, невзирая на бомбёжку, бросился в бурлящую холодную воду и, многократно ныряя, начал освобождать винт от намотавшегося на него троса. Получивший ход тральщик доставил драгоценный груз по назначению.Представление об обстановке, в условиях которой приходилось работать на трассе, даёт сохранившийся хронометраж одного обычного дня в порту Кобона.«9 час. 30 мин. 9 немецких бомбардировщиков в сопровождении истребителей атаковали портовые пирсы. Имеются жертвы. Завязался воздушный бой.

9    час. 50 мин. Вторая волна бомбардировщиков атаковала пирсы.

10    час. 09 мин. Четыре бомбардировщика пикируют на пароход «Форель», стоящий на рейде. Один пикировщик подбит.

10    час. 20 мин. Бомбардировка парохода № 7, стоявшего на рейде. Сброшено 10 бомб. Имеются жертвы.

11    час. 20 мин. Бомбардировка парохода № 82. Пикируют 6 бомбардировщиков. Прямое попадание. Имеются убитые и раненые.

12    час. 02 мин. Большой налёт на караван судов, подходивший к порту с западного берега. В налёте участвуют 14 бомбардировщиков и 9 истребителей. Ожесточённый воздушный бой. Сбит один Ю-86 и один Ме-109. Потоплена баржа с грузом.

14 час. 55 мин. Бомбардировщики пикируют на пароход № 81, стоявший на рейде. Большой воздушный бой. Сброшено 15 бомб.

16 час. 05 мин. Сброшено 12 бомб на пароход «Гидротехник», стоявший под погрузкой. Имеются убитые и раненые.
19 час. 40 мин. Большой налёт на пирсы. Участвуют 40 самолётов противника. На 3-м пирсе пожар.

21 час. 11 мин. Новая атака. Участвуют 22 бомбардировщика. Большой воздушный бой. Убитые и раненые».

В конце ноября 1942 года заканчивалась навигация. Лёд сковал Шлиссельбургскую губу, по которой проходила «малая» трасса Дороги жизни. Он был ещё недостаточно прочным для движения автомашин, но достаточно крепким, чтобы затруднять движение судов Ладожской флотилии. 3 декабря перевозки прекратились.Однако Ленинградский фронт перед самым началом операции по прорыву блокады остро нуждался в подкреплениях и в боевой технике. Поэтому ещё в ноябре из состава кораблей флотилии сформировали отряд для плавания в ледовых условиях. В него вошли четыре канонерские лодки, три транспорта и буксиры: «Гидротехник» и «Ижорец № 6» а также четыре металлические баржи.Первый переход продолжался 38 часов 15 минут вместо двух часов, затрачиваемых обычно этими же судами на чистой воде. Первым рейсом на западный берег было доставлено 1058 бойцов. После этого такие переходы стали регулярными.10    апреля 1943 г. для разведки ледовой обстановки и уничтожения противотанковых и противопехотных мин, которые зимой были в большом количестве выставлены противником в верховьях реки Волхова на Волховский рейд вышел ТЩ № 126. При подходе к месту траления произошло столкновение с льдиной, на которой находилась мина. Последовал сильный взрыв, и тральщик мгновенно затонул со всем экипажем. В 1943 - 1944 гг. корабли флотилии поддерживали наступающие части вдоль побережья озера наши войска. После подписания перемирия с Финляндией и восстановления государственной границы СССР 4 ноября 1944 г. Ладожскую флотилию расформировали. Корабли ушли на Балтику для участия в окончательном разгроме противника.