Постройка четырех линейных кораблей «Нормандия»


Набор корабельных плавсредств включал два 10-метровых паровых катера, три 11-метровых моторных катера (для адмирала и офицеров), две 13-метровых шлюпки, два 11-метровых рабочих катера, два 8,5-метровых вельбота; два 5-метровых яла, две 3,5-метровых плоскодонных рабочих лодки и две 5,6-метровых складных парусиновых шлюпки. Большинство из них располагалось в районе дымовых труб, для их спуска и подъема предназначались два электрических крана.


Экипаж кораблей по штату состоял из 41 офицера, 124 старшин, 996 матросов, 22 вольнонаемных и 18 музыкантов. Для офицеров предназначались одноместные каюты, располагавшиеся на верхней и главной палубах между кормовой и средней башнями главного калибра. Предусматривалась возможность размещения на борту адмирала со штабом. Старшины располагались в многоместных каютах, снабженных стационарными койками. Матросские кубрики были разбросаны по всему кораблю; спальные места (точнее говоря  подвесы для традиционных гамаков) предусматривались даже в казематах средней артиллерии. Впрочем, это было характерно для всех кораблей того времени.Постройка четырех линейных кораблей нового типа была включена в программу 1913 года. Заказ на первые два  «Нормандия» и «Фландр»  был выдан 12 декабря 1912 г. «Гасконь» и «Лангедок» были заказаны вслед за ними, 30 июля 1913 г. Пятый корабль, для которого сначала было выбрано название «Ванде», вскоре смененное на «Беарн», строился по программе 1914 года и был заказан 3 декабря 1913 г. Контрактная стоимость постройки (без вооружения) составила 57,165 млн. франков.

С окончанием строительства этой и предыдущей серий французский флот должен был получить две дивизии сверхдредноутов с 340-мм артиллерией четырехкорабельного состава.С началом Первой мировой войны работы над линейными кораблями были приостановлены, так как все ресурсы были направлены на нужды армии. К несчастью, французское правительство полагало, что грядущий конфликт окажется непродолжительным, и не сумело своевременно произвести мобилизацию промышленности. Первые четыре корабля были спущены на воду в период между августом 1914 и маем 1915 года без подобающих этому событию торжественных церемоний, лишь для того, чтобы освободить стапели. 23 июля 1915 г. военно-морское руководство постановило, что достройка линкоров не является приоритетной задачей и приостановило все дальнейшие работы на них. Корпуса оставались на верфях на консервации. В конце того же месяца были приостановлены работы над системами вооружения, кроме самих орудий, которые могли быть использованы на фронте. Четыре готовых 340-мм орудия были переданы армии и переделаны в железнодорожные, еще девять (изготовленных для линкора «Лангедок») были установлены на железнодорожные транспортеры уже после войны  в 1919 году. Несколько 138,6-мм орудий также были приспособлены для использования на суше.

К моменту остановки достроечных работ головная «Нормандия» имела готовность по корпусу 65%, по силовой установке  70%, по вооружению  40%. Предназначенные для линкора котлы пошли на оснащение эсминцев типа «Авантю-рье». «Лангедок» имел 49-процентную готовность по корпусу и 73-процентную по силовой установке (его котлы, имевшие готовность 96%, были использованы при достройке новых противолодочных авизо), но всего 26-процентную по артиллерии. Корпуса «Фландра» и «Гаскони» были готовы на 65 и 60% соответственно, их механизмы  на 60 и 44%, башенные установки главного калибра  51 и 75%. Работы на «Беарне» к тому времени продвинулись не так далеко: его готовность не превышала 8-10% по корпусу, 25% по турбинам, 17% по котлам и 20% по башенным установкам.

Последнее распоряжение военного времени, касающееся дредноутов типа «Нормандия», было принято в январе 1918 г. Работы по ним по-прежнему оставались замороженными, однако материалы, заготовленные для их достройки, должны были оставаться на верфях в готовности к возобновлению постройки. Правда, 3086 т стальных листов, предназначавшихся для «Гаскони», к тому времени уже было употреблено на другие нужды.