Крейсер «Эмден»


В самом начале Второй мировой, как известно, руководство вступивших в конфликт стран и их вооруженных сил было обеспокоено тем, чтобы не страдало мирное население противной стороны. Это, кроме прочего, повлекло запрет на бомбежку наземных целей  единственными жертвами бомбовозов в сентябре 1939 года могли стать только корабли. Такого мнения придерживались обе воюющие стороны.


В рамках этой стратегии, уже в первый день войны  3 сентября 1939 г.  «Бленхейм-IV» с серийным номером №6215 из 139-й эскадрильи, базирующейся в Уитоне, произвел разведку немецких портов Брунсбюттель, Шиллиг и Вильхельмсха-фен. Управлял самолетом флаинг-офицер МакФерсон, наблюдателем летел винг-коммандер Томпсон, который сделал фотографии с высоты семь с лишним километров. Видимо, англичане стали свидетелями того, как на минные постановки из Вильгельмсхафена выходил отряд кораблей Кригсмарине  авизо «Грилле», крейсер «Эмден», эсминцы «Карл Гальстер» и «Ганс Лоди», но поскольку радио замерзло, не смогли сразу доложить об увиденном.Приземлившись на базе в 17:50 (время всюду указано берлинское), экипаж «Бленхейма» сделал доклад командованию, и на 4 сентября был назначен первый боевой вылет бомбардировщиков.На тот момент британцы располагали в боевом строю машинами четырех типов  «Бленхеймами», «Веллингтонами», «Уитли» и «Хэмпденами». В бой послали практически бомбардировщики первых двух типов из состава пяти разных эскадрилий.

Но прежде МакФерсон утром сделал еще один вылет на разведку, чтобы удостовериться  немцы в портах. На сей раз облачность заставила его лететь на высоте всего 60 метров, однако летчик выполнил задачу, за что вскоре был награжден Крестом за летные заслуги.Около полудня в бой пошли ударные машины: 15 «Бленхей-мов» и 14 «Веллингтонов» получили строгое указание не пролетать над материковой частью Германии. Это, вкупе с плохой погодой, заставило все пять бомбардировщиков 139-й эскадрильи и одну машину из 107-й вернуться домой с бомбами. Другие показали себя не лучше  все «Веллингтоны» 149-й эскадрильи тоже вернулись ни с чем. Несмотря на запреты бомбить мирных граждан, один из «Веллингтонов», посланных атаковать «Гнейзенау» и «Шарнхорст» в Брунсбюттеле, ухитрился сбросить бомбы на датский Эсбьерг, при этом погибла одна женщина. Еще один бомбил безрезультатно бомбил Кукс-хафен. Линкоры не пострадали, зато два «Веллингтона» из 9-й эскадрильи были сбиты «Мессершмиттами» из II./JG 77.

Возглавляемые флайт-лейтенантом Дораном «Бленхеймы» 110-й эскадрильи провели атаку на Шиллиг, где на рейде стояли «карманный линкор» «Адмирал Шеер» и эсминец «Дитер фон Редер». Пользуясь внезапностью, два ведущих самолета (№6024 Дорана и N96201 пайлот-офицера Дж. Лингса) пролетели над «карманником» на высоте верхушек мачт и попали в него тремя 500-фунтовыми фугасными бомбами. Увы, новые взрыватели, установленные на задержку 11 секунд, подвели  бомбы просто отскочили от брони и упали в воду, взорвавшись без вреда для корабля. Третий самолет атаковал стоявший недалеко от «Шеера» лихтер, но промазал, четвертый нацелился на эсминец, но под зенитным огнем сбросил бомбы где попало и вскоре рухнул в воду. Пятый самолет, встретив мощный отпор, вовсе отказался от атаки и улетел восвояси.

Следующими были пять бомбардировщиков 107-й эскадрильи, сначала пролетевшие на юг в сторону Вильгельмсхафена и обстрелянные по дороге крейсерами «Нюрнберг», «Лейпциг» и эсминцем «Пауль Якоби». После этого англичане развернулись, попытавшись атаковать «Шеер» с юга. Ведущий самолет смог сбросить бомбы в 30 м от корабля и упал в воду — весь экипаж погиб. Следующий «Бленхейм» сбили в 4 км от цели, и он рухнул около Меллума. Третий попытался уйти: пролетая над охотником за подлодками, он обстрелял его и ранил 3 членов экипажа, однако затем сам получив сполна,упал в море. Наконец, последний, четвертый «Бленхейм», видимо, устрашенный мощью зенитного огня, еще раз повернул на юг. Возможно, он собирался атаковать арсенал или плавучий док (запасные цели). В процессе этих эволюций самолет («Бленхейм-IV», серийный номер №6189) даже пролетел над строящимся «Тирпицем», но, в конце концов, поврежденный немецкими зенитчиками, нацелился на жертву: это был крейсер «Эмден». За штурвалом самолета находился флаинг-офицер Херберт Лайтоллер...В день объявления войны «Эмден» в составе отряда кораблей произвел постановку заграждения и на следующий день около полудня снова встал на рейде Вильгельмсхафена. В планах командования было продолжение постановок, и для приема «рогатой смерти» в 16:52 4 сентября пара буксиров начала перевод крейсера к Висбаденскому мосту для швартовки. В процессе буксировки была получена радиограмма о том, что объявляется тревога: «Шеер» атакован на рейде Шиллига тремя вражескими самолетами. Зенитчики заняли посты. В 17:55 Командующий морскими силами на Западе просигналил семафором с «Газелле»: «Еще два вражеских самолета подлетают с северо-востока!»

В 18:05 над крепостью на высоте примерно 1000 м появился одиночный вражеский самолет, который не успели толком разглядеть. Обстреливаемый зенитками, он немедленно провел атаку с пологого пикирования прямо на «Эмден», двигаясь с направления 300’. Автоматы С/30 открыли огонь. Лучше всех ложились очереди зенитки с мостика. На дистанции 200 м и высоте 30-50 м самолет получил попадания 20-мм снарядов в правый мотор, в тот же момент он отвалился от крыла и упал на пирс Висба-денского моста. Самолет немедленно перевернулся через правое крыло и, продолжая полет, превратившийся в падение, врезался в левый борт «Эмдена» в районе XVIII-XIX отсеков на высоте 1 м над ватерлинией. Пропеллер оставшегося мотора залетел в смотровую корабельного лазарета.От удара обшивка вдоль ватерлинии была вдавлена, поперечная переборка погнута. В лазарете, где находился врач и санитары, от выплеснувшегося из баков самолета бензина начался пожар. В кубрике унтер-офицеров, который находился рядом со смотровой в сторону кормы, в тот момент отдыхали два радиста. Один из них был смертельно ранен; там тоже начался пожар. Очаги горения на корабле потушили собственными средствами.

Незадолго до того, как бомбардировщик получил фатальное повреждение, он успел сбросить две бомбы. Они упали в воду рядом с кораблем  в районе мостика по правому борту, то есть пролетели дальше самолета! По оценкам наблюдателей, до места разрывов было около 12 метров. «Эмден» осыпало осколками, попавшими в правый борт, трубу, торпедный аппарат правого борта, мостик и особенно сильно поразившими палубу сигнальщиков вплоть до нижней кромки фор-марса. Именно там и были причинены наиболее серьезные потери среди личного состава и в материальной части. Впрочем, по мнению специалистов арсенала, осматривавших повреждения, нельзя было исключать, что некоторые попадания  это 20-мм снаряды, выпущенные береговыми зенитками. Общее количество попаданий оценили в целую сотню!

Сразу после налета раненых вывезли на берег. Погибло 2 офицера, 2 унтер-офицера, 6 рядовых плюс один раненый умер на следующий день. Тяжелые ранения получили 1 офицер, 3 унтера, 8 рядовых, ранения средней тяжести  3 кадета и 6 рядовых, легкие ранения — 2 офицера, 1 портовый унтер-офицер, 3 рядовых, 2 кадета и один гражданский служащий. Штаб-врач доктор Мюллер-Остен, сам легко раненный, вместе со вторым врачом за два часа смогли обработать и отправить на берег всех раненых и убитых. За это командир крейсера ходатайствовал о награждении его Железным крестом 2-го класса.Список повреждений был довольно значительным. Из-за обрывов кабеля вышли из строя все прожектора, не работала сигнальная станция прожекторов и телефон, к ним ведущий. На третьем орудии по правому борту была уничтожена распределительная коробка и пробит щит. Восемь осколков попало в правый торпедный аппарат, причем один в дульную заслонку, а два — в боеголовку торпеды в трубе №3. Повреждения внутри корпуса ограничились 11 перебитыми кабелями, порванными трубопроводами к двум уборным (XV отсек и правое крыло мостика), в лазарете был уничтожен настольный телефон и сферическая лампа, повреждено освещение операционной и унтер-офицерского кубрика, а также вентиляторы 4 кают.

Особого упоминания заслужил командир зенитного автомата на мостике, боцманмаат Дицельски и его расчет. Сбитый самолет целиком и полностью стал их заслугой. Командир крейсера считал, что на подлете бомбардировщик уже был поврежден и падал (практически наверняка так оно и было). В отчете о бое оговаривается, что если бы зенитка Дицельски не сбила «Бленхейм» в 50 м от крейсера, он вместе с бомбами и бензином врезался бы в мостик,  а тогда потери и повреждения были бы намного больше...В качестве итога этого небольшого эпизода можно отметить, что чисто статистически первая в войне атака Королевских ВВС против Кригсмарине окончилась в пользу последних «по очкам»: 7 сбитых самолетов, 27 человек безвозвратно потерянного летного состава против легко поврежденного корабля сомнительной ценности и 11 убитых немцев. Нельзя не заметить, что подготовка летчиков к полетам в плохих метеоусловиях оказалась неважной, исполнительность хромала, а настойчивость в атаке проявили далеко не все. Тем не менее, в будущем британцы благополучно исправили эти недостатки и с лихвой рассчитались с вражескими кораблями.