Буксир «Ижорец № 1»


В начале 1934 г. к производству 200-сильных буксиров подключили Ижорский завод, который к этому времени не входил в систему Союзверфи. Ещё до революции, начиная примерно с середины XIX века, предприятие занималось постройкой судов, хотя это и не являлось его профилирующей задачей. На заводе имелось два стапеля длиной 61 м, ширина одного -12 м, второго - 14 м, что позволяло одновременно закладывать по четыре буксира. Первые из них, заложенные в марте 1934 г., получили названия «Ижорец № 1» - «Ижорец № 4». Однако достаточно быстро, во избежание путаницы с буксирами, построенными на «Петрозаводе», судам проекта 129 Ижорского завода стали присваивать номера, которые имели другие плавсредства, спущенные со стапелей «Петрозаво-да». Поэтому первые ижорские буксиры получили №№ 21, 22, 23 и 24. Вскоре за всеми судами типа «Северолес», построенными на обоих предприятиях, утвердилось полуофициальное название «Ижорец», под которыми они и вошли в историю.

Из четырёх буксиров, заложенных в марте 1934 г., три сдали заказчику в том же году, а четвёртый, вероятно, из-за отсутствия главных и вспомогательных механизмов застрял на заводе до 1936 г. Именно с этого момента, по всей видимости, Ижорский завод не только сам строит суда проекта 129, но и занимается их сборкой из комплектующих (включая корпуса), поступающих с других предприятий. Но из-за задержек поставок от контрагентов полностью выполнить план коллективу завода не удалось. Из 26 буксиров заказчики получили только 15 («ижорцы» №№ 24 - 27 и «Азнефть-разведка», а также №№ 29 - 35 и 37 - 39), при этом за первые пять месяцев - всего шесть судов. Ещё девять «ижорцев» находилось в постройке в разной степени готовности.Для выполнения плана 1937 г. Ижорский завод заказал на верфи имени Володарского (г. Рыбинск) 10 корпусов со сроком поставки к 1 мая и 20 паровых машин, на заводе имени А. Марти - паровые котлы. Попытка заключить договор с заводом «Судомех» на изготовление паровых машин для генераторов тока и центробежных насосов потерпела фиаско. Заключить его удалось только в 1-м квартале после вмешательства и нажима со стороны Главка. Но данные обещания остались только на бумаге. По докладу директора Ижорского завода верфь имени Володарского в течение года так и не предоставил ни одного корпуса, а из 20 паровых машин - только две и то в октябре месяце. Одну из них смонтировали на «Ижорце № 64», а вторую - на «Ижорце № 66». В результате народному хозяйству удалось сдать только девять буксиров, которые спустили на воду ещё в предыдущем году («ижорцы» с заводскими №№ 43 - 46 и 61 - 65).

К тому же, к началу навигации 1937 г. выяснилось, что из-за малой остойчивости на судах для повышения безопасности плавания необходимо установить водонепроницаемые выходы на верхнюю палубу. В результате на трёх достроенных по основному проекту и подготовленных к сдаче в первом полугодии буксирах пришлось демонтировать уже готовые конструкции и устанавливать новые.Помимо этого, по первоначальному проекту арматура и трубы на буксирах изготовлялись из чёрного металла, но Регистр потребовал делать их из цветных металлов, о чём предупредил Главсемь НКОП письмом № 472 от 19.08.1937 г. Замена труб и арматуры потребовали затрат, как финансовых, так и времени. Кроме перечисленных изменений, в процессе эксплуатации выявились некоторые конструктивные дефекты, как-то: теснота жилых помещений и отсутствие надлежащего заднего хода, что ещё больше задерживало сдачу буксиров.

На начало 1938 г. на заводе находилось 15 «ижорцев» (заводские №№ 66 - 80), но в очень низкой степени готовности. Недопоставки в нужные заводу сроки паровых машин с верфи имени Володарского потребовали начать изготовление главных механизмов для буксиров в ремонтно-монтажном цехе за счёт машин для земснарядов (строившихся на заводе в это время). Заказ же в Рыбинске сократили до восьми паровых машин, со сроком поставки в 1938 г. До конца года заказчикам удалось сдать все 10 судов («ижорцы» с №№ 66 - 75), предписанных планом. Однако далось это далеко не просто. Как отмечал в своём докладе директор Ижорского завода: «Корпус на 10-й буксир прибыл лишь в конце октября месяца. Путём упорной борьбы за план, развёрнутого стахановского движения корабельный цех выполнил производственную программу на 104,5%, впервые за 4 года».Помимо этого, как указано в том же докладе: «Для обеспечения плана 1939 г. завод добился получения 5 ед. корпусов буксиров, прибывших на завод в ноябре месяце 1938 г.». Сданные в следующем году «ижорцы» №№ 76 - 80 стали последними из 42 буксиров типа «Северолес», построенных предприятием за пять лет. Ещё четыре буксирных парохода заложили в Зеленодольске для Каспийского моря по изменённому проекту.«Ижорцы» работали в Северо-Западном речном, Беломорско-Онежском и Шекснинском речном пароходствах. Один, построенный для Управления «Азнефть», эксплуатировался на Каспийском море, ещё один попал на Енисей. Некоторые буксиры заказывались ВМФ и организациями НКВД. Помимо этого, военные моряки проявили большой интерес к переоборудованию этих судов в тральщики и сторожевые корабли в случая их мобилизации.