Винтовка системы Крнка



Получив весьма удовлетворительные результаты при испытании этого ружья стрельбою, Оружейная комиссия нашла предлагаемую систему заслуживающею внимание и полагала иметь её в виду при переходе, со временем, к новому оружию с металлическими патронами. Как переделочная система, она для нас совершенно непригодна, так как, при настоящем ея устройстве, из неё невозможно действовать бумажными патронами».В этом же перечне фигурирует под пунктом 38 ещё одно любопытное исследование:«Рассмотрено скорострельное ружьё барона Гоген-брюка.Оружейная комиссия нашла, что механизм предлагаемого ружья нисколько не отличается от того, который приспособлен к ружью, доставленному полковником бароном Ханом и рассмотренному уже в комиссии».

То есть к 1867 г. в Россию барон Ган (или как иногда писали в XIX в. Хан) доставил новое австрийское ружьё, и к тому же году такое же оружие привёз барон Гоген-брюк  представитель Сильвестра Крнки.Сложно сказать, почему получилось такое дублирование, но факт остаётся фактом, система понравилась, но... так она не была предназначена для использования бумажных патронов, её признали непригодной для использования армией Российской империи.В 1867 г. Морское ведомство начинает интересоваться «австрийским ружьём». В отличие от армии, переход к немедленному перевооружению флота оружием под «металлический патрон» считалось нужным и обоснованным, особо делался акцент на удобстве хранения на судах именно «металлических патронов».

Это были дела Морского ведомства, Военного ведомства они непосредственно не касались. В 1868 г. Крнка ещё раз доставляет своё ружьё в Оружейную комиссию. Оружейная комиссия с некоторым удивлением отмечает, что «штуцер мастера Кринка (по клейму «Кгпка».)» («Оружейный сборник» №2 за 1868    г.), совершенно такой же по устройству, как и тот, что ранее доставил полковник Хан, ... и Оружейной комиссией он уже рассмотрен.Но и на этом эпопея не кончилась, вскоре барон Го-генбрюк опять выносит на рассмотрение Оружейной комиссии оружие Крнка. В 1-м номере «Оружейного сборнике» за 1869 г. приведён Перечень занятий Оружейной комиссии, в пункте №24 которого говорится, что представленное ружьё то самое австрийское, которое и было рассмотрено ранее. После чего С.Крнка забрал своё ружьё назад и потребовал вернуть патроны. Это требование было исполнено, и патроны, свёрнутые из «медной латуни, наподобие патрона Боксера, но с запайкой в швах и с особым устройством дна гильзы» были возвращены. В связи с этим никаких испытаний стрельбами не производилось.

Мы видим упорство, с которым Сильвестр Крнка фактически пытался продавить рассмотрение своего оружия. И... фактически это получилось.В Приказе по военному ведомству от 21 июля (9 июля н.ст.) 1869    г. за №270 было объявлено: «Государь Император, в 18-й день марта текущего года, между прочим, Высочайше повелеть соизволил: для переделки 6-линейных с дула заряжающихся винтовок, по образцу с металлическим патроном через посредство казённых заводов и частных контрагентов  принять систему оружейного мастера Крнка, причём разрешить контрагентам сдавать винтовки системы Крнка, укороченные до 3/4 дюйма, не удлиняя в то же время штыков, дабы воспользоваться укороченными стволами, уже заготовленными для игольчатых винтовок.

Ныне, Его Императорское Величество, утвердив образец и прилагаемые при сём чертежи винтовки системы Крнка, Высочайше разрешить соизволил: допускать как в самом ружье, так в патроне и принадлежности, те изменения в подробностях, которые будут признаны необходимыми, для улучшения этого оружия, главною распорядительною комиссиею по перевооружению армии. О таковом Высочайшем повелении объявляя по военному ведомству, для надлежащего сведения, присовокупляю, что из числа новых винтовок, заказанных казённым оружейным заводам, будет сдано с укороченными до 3/4 дюйма, стволами всего около 45 т. экземпляров, у которых допущено, соответственно этому укорочению, перемещение верхнего и среднего ложевых колец».

В 1869 г. Оружейной комиссией была рассмотрена «привилегия, испрашиваемая полковником бароном Ганном и иностранцем Крнка на изобретённую ими систему металлического патрона». Патрон этот состоял из гильзы, скатываемой ручным способом из латуни, чашки, штампуемой также из латуни, но более толстой. В эту чашку снаружи вставлялся охотничий капсюль с медной наковальней, а с внутренней стороны штампованный цинковый колпачок, с навёрнутой на нём проклеенной бумажной втулкой. Когда гильза свёрнута и закреплена загнутыми краями «в замок», один её конец по краям загибается и вставляется в шляпку (между стенками шляпки и наружной поверхностью бумажной втулки). После этого для скрепления гильзы с шляпкой, втулка спрессовывается. По словам изобретателей, к их гильзе можно приспособить шляпку от других систем патронов, а сам их патрон пригоден к любому ружью, «действующему металлическим патроном». Этот патрон был предложен для переделочной винтовки по системе Крнка. Прошение о привилегии было одобрено. В Российской империи понятие «привилегия» служило аналогом западных патентов. Только она на территории России фиксировала авторство. Никакие другие подтверждения прав авторства, в том числе американскиеи европейские патенты, на территории нашей страны никакой силы не имели.

Вопросы сразу вызвали винтовки с короткими стволами. Как двигать кольца прибора? Журнал Оружейной комиссии №108 от 30 июля 1869 г. даёт ответ на этот актуальный для оружейных заводов вопрос  верхнее кольцо сдвигалось на % дюйма, а среднее на 1А. Сразу же появился массовый брак, и возникли вопросы, что с ним делать. Журнал Оружейной комиссии N9109 от 30 июля 1869 г. уже ставил такой вопрос, что делать с 650 бракованными стволами Сестрорецкого оружейного завода и 2000 бракованных курков. Было принято решение принять стволы короче номинала не более, чем на три линии, и принять винтовки с курками, имеющими отступление от чертежа в головках. При этом приёмная комиссия была обязана ставить на ствол и хвостовик ствольной коробки клеймо «Д.И.К.», обозначающее «допущено Исполнительной Комиссией).Инструкция по приёму стволов подразумевала автоматическую браковку всех стволов, которые были короче номинала на 1 линию, но в том же журнале этот допуск был увеличен до 2 линий. Это обосновывалось потенциальной возможностью заводам исправлять стволы с дефектами у обреза пенька, и при этом оставлять ствол неотбракованным.

Вопросов было множество, корректировалась форма экстрактора, запрашивалось разрешение сдать 10 тысяч винтовок с прицелом, соответствующим игольчатым винтовкам «системы Карле» (было отказано), возникали вопросы по отступлению от номинальных размеров патронника, о шлифовке ореховых лож, о полировке ударника до калки или после.И вот начался 1870 г., переделка винтовок была в полном разгаре. Вопросов было много, новое оружие, тем более переделочное, требовало к себе много внимания.Использование нового оружия требовало внести ряд изменений в правила его эксплуатации.

Приказом от 4 сентября (23 августа н.ст.) Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) рекомендовало Артиллерийским складам не выдавать в передел винтовки, у которых «поворочены ладыжки у квадратов» (дефект замка). И для того чтобы не было нарушений, ГАУ далоразрешение государственным заводам и частным контрагентам не принимать со складов в переделку винтовок с таким дефектом.Дульнозарядные ружья и винтовки при износе воронения или, как тогда говорили, окраски было сравнительно просто переворонить. Но для этой операции с «Крнкой» требовалось откручивать ствольную коробку. Приказ по Военному ведомству от 27 декабря (15 декабря н.ст.) 1869 г. №437 запретил разбирать винтовку для переворонения, обязал войска «не возобновлять окраски на стволах и штыках», в связи с этим регламентировал уменьшение ремонтных денег с 4 У2 коп. на окраску до 2 %. коп. для приобретения сала и ветоши для протирки стволов и штыков. Согласно этому приказу, новые винтовки с заводов шли с воронёными стволами и штыками, а переделочные «не перекрашивались» и шли в том виде, в котором выходили из переделки.

Приказ №7 от 20 января (8 января н.ст.) 1870 г. вводил жёсткие ограничения по недопуску в передел лож винтовок с трещинами (даже заделанными) от подстержника к замочному гнезду, которые выходят «на уступ обреза казны» и любыми другими трещинами от подстержника к замочному гнезду, заделка которых толще 0,5 линии.Укороченные на 4 линии шомпола, которые иногда шли к старым винтовкам, явились несущественной мелочью, о которой можно было бы даже не упоминать, кстати эти шомпола годными всё же признали.Было разрешено допускать ложи с надставленным цевьём, если надставка сделана в паз, и её наружный шов приходится под ложевым кольцом, с заклейкой стенки замочного гнезда, испорченной корольком боевой пружины, с заклейкой трещин в прикладе, если трещины находятся между затылочными винтами, с заклейкой трещин около гнезда спусковой личинки. Разрешили в случае разболтанности хвостового винта в спусковой личинке исправлять это впайкой медью железной вставки.

Как пристреливалась «Крнка»? Из каждой винтовки производили 6 выстрелов (стрелок целился в центр мишени), после этого проверялась кучность, которая должна была входить в прямоугольник 14 дюймов высотой и 10 дюймов шириной для четырёх пуль. Такая винтовка считалась годной, в случае не соблюдения этого требования, винтовка отправлялась на исправление и затем на повторную пристрелку. Если у винтовки не новой, а переделочной четыре пули не укладывались, то разрешалось сделать ещё один выстрел, по которому принимать решение. Впоследствии было принято решении ограничится четырьмя выстрелами, если они все укладываются в рамку, остальные выстрелы делались по усмотрению Приёмной комиссии для проверки надёжности.

В журнале Исполнительной комиссии по перевооружению армии от 6 мая 1870 г. №298 содержатся сведения о том, что на СОЗе было по системе Крнка переделано три скорострельные винтовки системы Терри-Нормана. При этом потребовались очень серьёзные вклейки в ложу. Было принято решение дождаться результатов опытов с изменённой ствольной коробкой, предложенной поручиком Лукиным и испытываемой на заводе Нобеля, и попробовать производить переделку с полной заменой ложи. В скором времени из винтовок системы Терри-Нормана был начат передел в драгунские винтовки (образец 1870 г.) по системе Крнка.В 1874 г. было принято решение о замене непрочных роговых личинок для ремня у драгунских «Крнка» на железные. При этом острые края личинок должны были быть закруглены, что бы не перерезался плечевой ремень.

Варшавская оружейная переделочная мастерскаяТакого недоразумения, как государство Польша, в то время не существовало, и Варшава была одним из крупных русских провинциальных городов.Для Варшавской мастерской золингенский фабрикант Блекман (Германия) поставил 10 тысяч механизмов системы Крнка и серию основных станков для приготовления этих механизмов. При этом Блекман через генерал-фельдмаршала Берга представил и ружья своего образца и ходотайствовал об их сравнительных испытаниях. В чём ему было отказано, в связи с фактически начавшимся переделом по системе Крнка. Но... Блекману было предложено представить свой образец, применённый к казачьей винтовке. После чего предполагалось этот образец совместно с другими казачьими винтовками направить на испытания в собственный Его Императорского Величества конвой.

Что интересно, Варшавская мастерская была запланирована не только как производственное учреждение, но и ещё как образовательное. В ней должны были обучаться офицеры  специалисты по оружейному производству. Сестрорецкий оружейный завод. Начало производства показало сравнительно большое число дефектов продукции, так 15% стволов оказались с волосатинами в конической части патронников и в уступе для закраины патрона. Встречались патронники с заметными на глаз логовинами и следами шарошки в узкой части патронника. Ничего этого по инструкции допускаться не должно было.Председатель Приёмной комиссии на СОЗе полковник Вельтищев высказал своё мнение о допуске волосатин в патронниках новой винтовки, своё мнение он основывал на допуске игольчатых винтовок с таким дефектом патронника. И отмечал, что если волосатину невозможно отличить от седины, когда она находится против завин-тованной части пенька, и при одобрении такой винтовки Приёмной комиссией винтовка попадёт в строй, то ничего опасного не произойдёт. В том случае если седина начнёт расширяться, то её увеличение будет замечено раньше разрыва ствола, так как она находится на видном месте.

Член Исполнительной комиссии полковник Чебышев провёл испытания винтовок со значительными логовинами в патронниках и испытал их стрельбой по 10 патронов из каждой, ни на одной из стреляных гильз не оказалось не малейшего отпечатка логовины. Все гильзы экстрак-тировались удовлетворительно, несмотря на то, что в некоторых стволах кольцеобразные логовины занимали до  длины патронника.Было решено не браковать стволы с волосатинами в патронниках у переделочных винтовок, но новые с такими дефектами не допускать. Логовины же и следы шарошки в патронниках были признаны несущественными дефектами, и если при семи выстрелах из такой винтовки с сильным прорывом газа был только один или не одного, то такие винтовки признавались годными.

Вскоре СОЗу было разрешено временно использовать изменённый сплав для ствольных коробок.Ижевский оружейный завод. И тут не было всё гладко. Уступы для закраины патрона были больше номинала, прорези экстрактора более глубокие, пенёк ствола более короткий (на 0,5 линии  был допущен), край уступа патронника был с зарезом, с меньшей шириной хвостовика ствольной коробки, зауженным жёлобом ствольной коробки, ушки для шарнирного болта были слишком тонкими, тонкими выступами гнезда экстрактора.Кстати, именно в Ижевске выступили инициаторами экономии патронов при пристрелке винтовки.Тульский оружейный завод. На Тульском заводе применили рационализаторский подход и упростили производство винтовок. На ложе начали наращивать упор ствольной коробки с помощью костяных опилок и рыбьего клея взамен полагающейся наплавки олова на ствольную коробку. Это им в скором времени рекомендовали не делать. Ряд разногласий касались свободного хода ударной шпильки, её исполнения, шарнирного болта, краёв ствольной коробки, ушка коробки, краёв затвора.

Завод Нобеля. Становилось хорошей традицией выслушивать от Нобеля различные пожелания насчёт приёма брака. И тут он оказался верен себе. «Заводчик Нобель заявил о большом браке, встречающемся при приёме от него затворов, на шарнирном ушке которых часто обнаруживались лопины (седины) и трещины. Причины такового недостатка, по мнению г-на Нобеля, нужно искать в нечистоте тех сортов железа, которые он, за неимением лучших в продаже, принуждён был употреблять по сие время для выделки затворов. Вследствие этого обстоятельства, опасаясь затруднений в сдаче винтовок в установленные сроки и приняв во внимание, что некоторые опыты по расколачиванию ушков у затворов убеждают, что по месту расположения упомянутые трещины и лопины не вредят прочности, заводчик Нобель просит разрешить ему сдать таковые затворы с трещинами и лопинами в их ушках и затворах.,.». При этом Нобель обязуется безвозмездно поставить запасные затворы в количестве 10% от затворов с недостатками. Далее Нобель обязуется не предоставлять к приёму затворы с логовинами и трещинами, так как заказал в Вене затворы из литой стали (октябрь 1869 г.).

Далее брак был и в коробках. Нобель заявлял, что брак в коробках на седины и трещины в завинтованном гнезде для пенька очень значителен, несмотря на от жигание коробок, и до 1500 коробок (на октябрь 1869 г.) не могут быть использованы из-за того, что стенки заднего левого ушка на восемь точек тоньше минимально установленного значения. Нобель полагал, что часть коробок с толщиной стенок заднего левого ушка шесть точек может быть принятой.Исполнительная комиссия оказалась в сложном положении ... И согласилась с предложением Нобеля по поводу затворов, расширив его на всех поставщиков винтовок, сделав обязательным поставку 10% запаса затворов от числа с дефектами. А вот расширить допуски на ствольные коробки «ещё более тех, которые сделаны Петербургскою временной Приёмной комиссией» было признано вредным. Но Нобелю сделали исключение, и его коробки приняли. Для решения этой проблемы глобально было признано необходимым исследовать и другие сплавы для коробок.

После прошений Нобеля Исполнительная комиссия пересмотрела свои инструкции и постановила:

1)    В шарнирном ушке и в шейке для бойка у железных затворов допускаются седины, а также допускаются и сквозные трещины, если края их не разворочены и если трещина на ушке не занимает более его одной трети, а на шейке — если она даже рассекает её по всей длине, но не выходит на заднюю плоскость затвора, ни на отверстие для бойкового винта (такие затворы принимались с учётом 10% поставок запасных от числа дефектных).

2)    До приискания другого сплава для коробок допускаются в гнезде для пенька в коробке седины и малые трещины, если они не углубляются вплоть до основания винтовой резьбы в пеньке и не пересекают более четырёх витков резьбы.

3)    Затворы не обращаются в брак из-за несовпадения осей каналов бойка и ударной шпильки, если между этими каналами со всех сторон был бы хотя бы небольшой уступ и головка шпильки, отодвинутая назад, не касалась стенок канала бойка.

Нобель предложил свой вариант заклейки повреждённых лож, но он был посчитан непрочным и отклонён.

Либавские контрагенты1. Тут тоже всё шло не так, как надо. Они обратились с просьбой разрешить им запаивать трещины и переломы в ствольных корооках. Исполнительная комиссия не разрешила. Но нашла возможным временно разрешить им использовать любой из двух сплавов, которые они испытывали (1 сплав — 288 части красной меди, 32 части олова, 3 части чугуна; 2 сплав — 140 частей красной меди, 20 частей олова, 1 часть чугуна). Эти сплавы были менее хрупкими по сравнению с первоначальным. Причём либавским контрагентам предложили отливать в день только 300 коробок из новых сплавов, ровно столько, сколько им было нужно для удовлетворения дневной потребности. Причём в новых коробках не допускать седин и трещин в гнезде для пенька, которые дозволялись лишь временно в коробках из старого сплава.

«Либавцы» вышли ещё с одним интересным предложением. Они посчитали неверным способ нанесения заводских и гербовых клейм на верхней стороне ствольной коробки из-за её повреждения при этом. Исполнительная комиссия дала рекомендательное указание Приёмным комиссиям набивать эти клейма не сверху, а около номера, во избежание повреждения коробок.Киевские контрагенты. Киевской Приёмной комиссии было разрешено принять бракованные ствольные коробки и курки с допусками, поступившие от негоцианта Менке.Что тут было не так? Киевские коробки были с утончённым выступом над пазом экстрактора. Киевлянам разрешили сдать 1500 коробок с условием, что утончение выступа не превосходит трёх точек от номинальной (1,5 линии) толщины выступа. Причём потребовано было 10% коробок безвозмездно в запас от количества брака. Причём это разрешение не распространялось на новые коробки последующих выпусков. Курки же с безвредными пленами, побоинами и раковинами допускались по усмотрению Приёмной комиссии.

Негоциант Лонштейн, через своё доверенное лицо — отставного майора Балясного — жаловался на Киевскую Приёмную комиссию за то, что она браковала в нарушении полученных распоряжений курки с пленами. Три таких курка прислали в Петербург, здесь их испытали ударами, после чего признали годными.Тифлисская мастерская2. В Тифлисе возник конфликт с представителями генерала Стандершельда по поводу обрезания бракованных винтовочных стволов. Конфликт был быстро улажен, когда Приёмная комиссия пропустила винтовки, за которые просил представитель. Такой масштабной серьёзнейшей переделки оружия Российская империя ещё не знала. Да, в 1840- гг. переделывались старые кремневые ружья в новые капсюльные. Но переделка это была достаточно простая и государственные заводы справлялись с ней. Теперь же в огромной Империи передел шёл во многих городах, государственными и частными предприятиями. Возникало огромное число разногласий, но ... дело шло вперёд. Винтовки разнились длинами стволов, материалами коробок, велись изыскания новых способов переделки, но перевооружение началось, армия стала получать новое оружие.

Сразу же возник вопрос о ... ремонте новых винтовок. Некоторые неисправности вовсе таковыми не были, а стали следствием неумелого обращения с винтовкой. К примеру, пошли жалобы на не выброс стреляных гильз из патронника, оказалось, что стрелок при этом недостаточно резко работал затвором, и он резко не ударял из-за этого по головке экстрактора. Также плохая экстракция наблюдалась при замене экстракторов от одной винтовки к другой. Иногда стрелок не досылал патрон до конца в патронник или он у него выкатывался назад. При закрытии затвора патрон деформировался, и в случае его «загона» в патронник происходила тоже «дурная» экстракция. Проблемы с экстракцией по вине оружия наблюдались на винтовках с недовинченными или перевинченными ствольными коробками, недостаточной глубиной паза экстрактора, излишне длинным экстрактором, продольным шатанием экстрактора. Эти неисправности надо было устранять. Сразу же появляются инструкции по ремонту новых винтовок.

А каким же был патрон к русской Крнке? Изначально пошли простым путём, «лицами русского патронного литейного завода» патрон к 4,2-линейной стрелковой винтовке обр. 1868 г. (система «Бердан №1») был видоизменён и приспособлен к 6-линейной «Крнке». Но ... изыскания лучшего патрона на этом не остановились. При этом и выпуск «машинных патронов» на заводах продолжался. Причина была следующей, этот патрон требовал качественного заводского оборудования. Таких заводов было два, оба в Санкт-Петербурге, их суммарная мощность составляла 355 тысяч патронов в день. Было признано нецелесообразным иметь патронные производства исключительно в одном месте, а устройство патронных заводов в других местах государства было невозможно в силу отсутствия требуемого оборудования.

Нужен был такой патрон, который в массовых количествах, может не столь качественно, но можно было бы производить в местах с более простым оборудованием, а фактически вручную. И такой патрон был предложен бароном Ганном. Изначально такой патрон состоял из мягкой латунной гильзы, свёртываемой в замок, отдельной шляпки и отдельно вставлявшейся наковальни с упором. Всё это соединялось с гильзою и скреплялось скрученным бумажным кружком, вкладывавшимся на дно патрона. Для устойчивости от влияния сырости нижняя часть гильзы соединялась посредством цинка. Это лишило нижнюю часть патрона упругости. Из-за этого и из-за химических свойств цинка Ганн и Крнка решили отказаться от такого соединения и приняли решение соединять гильзу со шляпкой с помощью медной внутренней чашечки или кольца, как в существующих отечественных патронах машинной выделки. Ганн отказался от шляпки его устройства и использовал также конструкцию, аналогичную «машинной».

Устройство патрона Гана-Крнки:

1)    Гильза свёртывается по длине из пластинки тонкой латуни в замок, длина свёрнутой гильзы 16,6 линии, диаметр — 6,6 линии.

2)    Чашка или кольцо «тянуты из цельного куска латуни, несколько более толстой, чем гильза». Нижний край этой чашки загнут внутрь, для образования отверстия, соответствующего своими размерами диаметру наковальни. Высота чашки 4,4 линии, а наибольший диаметр 6,3 линии.

3)    Головка с наковальней выбивается из той же латуни, как и чашка. 4) Пуля употребляется, аналогичная пули машинной выделки.

Патрон собирался следующим образом:

На дно головки вкладывалась гильза и чашка, эти части прессуются таким образом, чтобы края, вставленных в головку, загнутых внутрь частей входили в «окраины» самой головки. Достаточно прочной связью головки с гильзою служит чашка, которая также достаточно предохраняет от действия пороховых газов и саму головку. В головку собранной патронной гильзы вставляется капсюль. В скором времени Ган и Крнка разрабатывают патрон без отдельной внутренней чашки, для этого латунная пластинка гильзы раскраивалась, и ссуженная её сторона (нижний конец) загибалась внутрь. Затем гильза свёртывалась и вставлялась в шляпку, как и предыдущий вариант патрона. Патрон Гана после продолжительных опытов был признан пригодным для употребления в войсках, и в Приказе по артиллерии от 15 декабря 1871 г. ему была объявлена благодарность Его Императорского Высочества генерала-фельдцейхмейстера.