Первые выстрелы Первой Мировой




Юрист, историк, политик и четник, Драгиша Стоядино-вич (1886-1968) поставил под сомнение официальную версию. Надо сказать что он был зятем Любомира Йо-вановича (1865-1928), известного историка, политика и председателя Национальной ассамблеи Сербии.Стоядинович пишет, что, в один из дней начала 1914 г., в белградской гостинице «Москва» на улице Короля Милана в доме №.18, капитан Воислав Танкосич попросил его приехать после полудня на стрельбище «Белградского федерального стрелкового общества». Стоядинович прибыл туда около 16 ч и встретился с Танкосичем, Принципом и Грабежей. Капитан объяснил, что двух молодых людей необходимо обучить владеть пистолетом и что они готовятся стать инструкторами по стрелковому делу у четников.

Танкосич обратился к Стоядиновичу не только из-за того, что тот был опытным комитом, но и потому, что считался лучшим стрелком-спортсменом в Сербии. Стоядинович затем якобы несколько дней интенсивно обучал Принципа и Грабежа стрелять из пистолета из разных положений. Потом он рассказывал, что Танкосич принёс с собой два 9-мм пистолета системы Браунинга обр. 1910г., которые якобы получил у Карла Дусе, представителя бельгийского завода «ФН» («FN», «Fabrique Nationale d'Armes de Guerre», Herstal-Liege) в Белграде. Именно, Танкосич лично рассказывал, что оружие, предоставленое для обучения, было произведено на заводе, который представлял Дусе.

Эта версия была позже подтверждена исследованиями, проведёнными Анитой Гогенберг в архивах бельгийского завода «ФН». Анита Гогенберг, наследница замка Артштеттен, в котором похоронены Франц-Фердинанд и его жена, в 1982 г. готовила выставку «От Майерлинга до Сараево» и решила разузнать побольше об оружии убийц. С помощью Мишеля де Линя и Владимира Ай-хельбурга, Анита начала исследования в архивах завода -•ФН». В сотрудничестве с архивистом Жерде она нашла записку от 16 апреля 1926 г., согласно которой четыре пистолета Браунинга обр. 1910 г. были доставлены в оружейный магазин Дусе в г. Коксейде, Бельгия. Как оказалось, на самом деле эти документы были подложными, поскольку оружейная торговля Дусе в Коксейде была создана только в 1967 г.! Вскоре Жерде обнаружил в архиве рукописную записку, в которой указывалось, что «13 декабря 1913 г. 9-мм пистолеты «Браунинг» обр. 1910 г., с серийными номерами 19.074, 19.075, 19.120 и 19.126, проданы Карлу Дусе, торговцу из Белграда». Именно это оружие было конфискованно у убийц эрцгерцога 28 июня 1914 г.

Карл Дусе (1864-1929) родился в Бельгии и его род никоим образом не был связан с семейством Дусе из Коксейде. Некоторое время Карл жил в Константинополе и был там преподавателем фехтования в Военной академии. В Турции он познакомился с сербским военным атташе полковником Светозаром Нешичем, который предложил ему переехать в Белград. Дусе действительно перебрался в столицу Сербии и поступил работать преподавателем по гимнастике и фехтованию в Военной аакадемии (эти обязанности выполнял до 1923 г.). Поскольку зарплата преподавателя была совсем небольшая, он в 1910 г. открыл «Бельгийское Промышленное Агентство» — представительство в Белграде бельгийского оружейного завода «ФН», расположенное по адресу улица Кондина №.7.Фридрих Визнер (1871 -1951) специальный представитель МИД Австро-Венгрии, посланный в Сараево вести дознание по делу об убийстве Франца-Фердинанда, 10 июля 1914 г. телеграфно доносил в Вену: «Даже подозревать сербское правительство в том, что оно было осведомлено о покушении либо участвовало в его осуществлении, подготовке и в предоставлении оружия, невозможно, но ... бомбы были получены убийцами в Крагуеваце из арсенала сербской армии». Однако есть сведения, что Циганович передал младо-боснийцам гранаты устаревшей системы (время замедления у них составляло аж 12 секунд), оставшихся у него после окончания балканских войн».

В любом случае, 26 мая 1914 г. Циганович перадап Ча-бриновичу один «Браунинг», шесть упаковок по 25 патронов
в каждой и две ручные гранаты системы Васич-ВТЗ обр. 1904/12 г. На следующий день, 27 мая, у гостиницы «Зелёный венок» на площади Зелёный венок №.16, он вручил Принципу и Грабежу ещё четыре пистолета обр. 1910 г. (в каждом было по 7 патронов — 6 в магазине плюс один в стволе), четыре запасных магазина (в каждому по 6 патронов), 6 ручных гранат обр. 1904/12 г. и ампулы с ядом (цианид калия, чтобы после покушения они могли бы в случае провала покончить жизнь самоубийством). Иными словами, Принцип, Грабеж и Чабринович получили от Цигано-вича в Белграде 5 пистолетов, 202 патрона 9x17 мм и 8 ручных гранат.


Чабринович, Грабеж и Принцип 28 мая утром отправились на пароходе в город Шабац, куда они добрались в 13:20 и разместились в отеле «Америка». На следующий день они на поезде уехали в город Лозница и там, по рекомендации капитана пограничной службы Радо Поповича, обратились к офицеру Првановичу. Прва-нович должен был организовать переброску троих молодых людей через границу. Но Чабринович спрятал один пистолет в духовке в гостинице, и там его забыл! Принцип и Грабеж пришли к выводу, что «легкомысленность» Неделько Чабриновича может поставить под угрозу всю миссию. Поэтому было решено, чтобы он сам, безоружный, продолжил путь по другому маршруту. Таким образом, Неделько 30 мая уехал в Малый Зворник, где, в 20:00, нелегально пересекал реку Дрина, которая служила границей между Сербией и Австро-Венгрией. На следующий день, 31 мая, он из австрийского города Великий Зворник отправился в дилижансе в г. Тузла, где подождал двух других будущих убийц.

Принцип и Грабеж 30 мая приехали в пограничную сторожевую башню Яаворич; 31 мая в 10:00 переехали на остров Исакович (Исаковича ада), а 1 июня вечером прибыли на австрийскую сторону реки, в д. Обриеж. Нося с собой четыре пистолета и шесть ручных гранат (две гранаты упали в реку Дрина), они 2 июня пешком пришли в деревню Тобут. Оружие из Тобука в Тузлу привёз крестьянин Недьо Ке-рович и там передал его на хранение владельцу местного кинотеатра и члену «Чёрной руки», Мишко Ийовановичу. Ийованович упаковал пистолеты, гранаты и патроны в чёрную картонную коробку для сахара-рафинада и спрятал её под столом в столовой. Грабеж и Принцип 3 июня отправились на конной повозке в Тузлу и там разместились в отеле «Босна». На следующий день, 4 июня, они встретилсь с Ча-бриновичем (который приехал в город на три дня раньше) и согласились оставить оружие у Ийовановича. Потом трое студентов отправились на поезде в Сараево, куда приехали 4 июня 1914 г. В это же время Данило Илич в Сараево набрал вторую группу убийц: Васо Чубриловича, Мухаммеда Мехмедбаши-ча и Цветко Поповича.Данило Илич 14 июня уехал в Тузлу и там показал Ийовановичу условный опознавательный знак (пачку сигарет «Стефания»), Они согласились, что Ийованович завтра перенесёт оружие в Добой и там передаст его на хранение портному Вуку Якшчичу. В тот же день (15 июня) Данило Илич поехал в Добой, забрал у Якшчича пистолеты и бомбы и привёз их поездом в Сараево.


Оружие заговорщики распределили между собой в Сараево 27 и 28 июня 1914 г. Пистолеты обр. 1910 г. получиГаврило Принцип («Браунинг» серийный номер 19.075), Васо Чубрилович, Цветко Попович и Трифко Грабеж, им также досталось и по одной ручной гранате.Шеф полиции Сараево Эдмунд Герде напрасно добивался от Военного Совета, созванного для организации пребывания эрцгерцога на манёврах, чтобы маршрут его проезда был опубликован 28 июня — только в день его приезда в город. Это не дало бы возможности потенциальным заговор-; щикам как следует подготовить покушение. Но ! бургомистр Сараево Рахим Эфенди Чурчич заранее призвал жителей украсить свои дома вдоль улиц, по которым будет проезжать его императорское высочество с супругой, то есть вдоль набережной Аппеля и улице Франца Йозефа. Таким образом, заговорщики точно знали, где им надо устраивать засаду.

Правда, Герде дважды обращался к генералу По-тиореку с требованием усилить меры безопасности (визит планировался в рамках военных манёвров, так что безопасность должны были гарантировать военные органы), но наместник в Боснии и Герцеговине отказывал выставить на улицах оцепление из солдат. Поэтому шеф полиции Герде был вынужден расставить 120 сыщиков на трассе длиной в 7 км. Кроме того, сербский премьер-министр Никола Пашич (1845-1926) и русский посол в Сербии Николай Генрихович Гартвиг (1857-1914) через свою агентуру узнали о подготовке покушения. Оба постарались предотвратить его и предупредили австрийцев. Сербский посланник в Австро-Венгрии Йован Йованович (1869-1939) ещё 5 июня 1914 г. сообщил Леону Билинскому (1846-1923), общеимперскому министру финансов и гражданскому губернатору в Боснии и Герцеговине, о возможности покушения на Франца Фердинанда! Но гражданский губернатор не смог воспрепятствовать курсу военного губернатора Потиорека, принадлежавшего к «партии ястребов». Таким образом, по «неизвестным» причинам меры безопасности были минимальными.В воскресенье, 28 июня 1914 г., на рассвете дня Святого Вита (Видовдан), шестеро членов «Млада Босна» были развёрнуты вдоль набережной Апель, по которой будет проезжать торжественная процессия.

В 9:25 Франц Фердинанд с супругой покинули отель «Босния» в Илидже и выехали поездом в Сараево. В 10:05 они прибывают на вокзал «Илиджа», возле табачной фабрики. Высоких гостей встречает рота почётного караула и наместник Боснии и Герцеговины, фельдцейхмейстер Оскар Потиорек (1853-1933). Эрцгерцог проводит осмотр войск, дислоцированных в районе военного госпиталя в западной части Сараево, возле вокзала. Некоторые источники утверждают, что Франц Фердинанд провёл осмотр казармы «Франц Иосиф» на площади фельдцейхмейстера Йозефа Филиппа фон Филипповича. После осмотра эрцгерцога и его супругу ожидают семь автомобилей. В первом должны были ехать 1 четверо охранников, специально направленные из Вены в Боснию сопровождать наследника. Однако по невыясненным обстоятельствам, в автомобиль сели начальник детективного отдела и три чина местной полиции, а охранники остались на месте. Во втором автомобиле расселись бургомистр Сараево Фехим Эфенди Чурчич (1886-1916), начальник полиции города доктор Эдмунд Герде и полицейский Максимович. Третий автомобиль был предназначен для августейшей четы. Именно сопровождающий Франца Фердинанда граф ] фон Гаррах (1870-1937), предложил свой авто-1 мобиль эрцгерцогу для поездки на военные манёвры в Боснию. Гаррах был членом австрийского _ ... императорско-королевского добровольческого Автомобильного корпуса, члены которого обязывались со своими транспортными средствами участвовать в манёврах. Граф ещё 15 декабря 1910 г. у венской компании «Автомобильфабрик А.О.» приобрёл для себя двойной фаэтон «Грэф и Штифт» оливкового цвета, на котором был установлен 4-цилиндровый двигатель №. 287 обьмом 6 л. и мощностью 32 л.с. Автомобиль имел государственный регистрационный номерной знак «А-111-118» (полиция венского района №.3118).

Франц Фердинанд сел на левое заднее пассажирское сидение, а на правое — его жена светлейшая герцогиня Гогенберг (1868-1914). Напротив них разместились фельдцейхмейстер Потиорек и гофкамер-руженосец (адъютант эрцгерцога) Густав Шнайберг. Автомобилем управлял шофёр Леопольд Лойка (1885-1926), с ним рядом сидел Франц граф фон Гаррах. В четвёртой машине «Мерседес бенц» находились одна из дам, приближённых княгини графиня Виль-ма Ланюс (1887-1960), владелец автомобиля, подполковник Александр Босс-Вальдек, гофмейстер Карл фон Румерскирх (1867-1947) и флигель-адъютант подполковник граф фон Мерицци. Автомобилем управлял известный немецкий автогонщик, Отто Мерц (1889-1933). В следующей машине были руководитель завода «Австро-Фиат», Адольф Егер (1874-?), начальник военного кабинета эрцгерцога полковник доктор Карл Фрайгерр фон Бардлофф (1865-1953), майор Пауль Хегер и лейб-медик доктор Фердинанд Фишер.

В шестой машине разместились адъютант для особых поручений поручик Андреас фон Морей (1888-1951), капитан Пилц и официальный представитель правительственного совета Боснии, Старх.В конце колонны ехал запасной автомобиль поручика Грайна, в котором были майор Эрих Риттер фон Хюттенбреннер (1878-1927) и ротмистр Иосиф Граф цу Эрбах- Фюрстенау (1874-1963).С вокзала колонна выдвинулась в сторону ратуши. Автомобили следовали по Табачной улице и боковой набережной Аппеля, длинной улице с домами по одной стороне и узкой стеной, тянущейся вдоль реки Миляцки по другой.В 10:12 Данило Илич подал заговорщиками условный знак рукой. Самым первым, кто увидит эрцгерцога, был Мех-медбашич. Он стоял возле Деревянного моста, напротив филиала центрального Австрийско-Венгерского банка. Но, при виде кортежа и толпы, он не решился бросить бомбу.

Недалеко от здания полицейского управления стоял Чубрилович. Он тоже не смог заставить себя вытащить бомбу и бросить в машину. В 10:17 колонна проходит мимо терассы ресторана «Мо-стар», неподалёку от здания семинарии, где стоит Неделько Чабринович. Он выхватывает из-за пояса кубическую осколочную гранату, отвинчивает предохранительный колпачок, ударяет капсюлем-воспламенителем в столбик на трамвайных путях и немедленно с размаху кидает её, прицелившись в зелёные V Лй перья на шляпе эрцгерцога. Но неопыт-ный молодой человек забыл, что время замедления гранаты обр. 1904/12 г. было целых 12 с! Шофёр Лойка замечает краем глаза летящий предмет и непроизвольно прибавляет газ. Граната падает на свёрнутую крышу автомобиля, но не взрывается, и эрцгерцог успевает отшвырнуть её на улицу. Через несколько секунд граната взрывается под левым задним колесом следующего автомобиля. В результате взрыва образовалась воронка глубиной 16 см и радиусом 31 см, а «Мерседес бенц» подполковника Босс-Вальдека был серьёзно повреждён. Несколько железных осколков ранили в голову подполковника фон Мерицци, подполковника Александра Босс-Вальдека и около двадцати зевак. За это время Чабринович спрыгнул в речку Миляцку с шестиметровой высоты и попробовал принять цианид калия, но ампула раскрылась раньше времени, и смертоносный порошок рассыпался. Полицейские бросились в погоню и схватили заговорщика.

Флигель-адъютанта Мерицци на седьмой, запасной, машине поручика Грайна перевезли в военный госпиталь. После всего произошедшего Франц Фердинанд как, это не удивительно, не отменил дальнейшую программу своего визита и поехал в ратушу. Здесь его торжественно принимали представители местной власти. Эрцгерцог решил, что перед визитом в музей он посетит в госпитале раненого полковника фон Мерицци. В интересах безопасности решено, что колонна быстро проследует весь путь по широкой и пустой боковой набережной Аппеля, не поворачивая на узкую улицу Франца Иосифа, идущую через центр города. Поражает то, после первого покушения не были приняты дополнительные меры охраны.В 10:45 автомобили, в том же порядке, за исключением повреждённого «Мерседеса» подполковника Босс-Вальдека и запасного автомобиля, двинулись от ратуши.Но Потиорек забыл (?!) сообщить шофёрам об изменении маршрута. Вместо того, чтобы ехать по прямой, по набережной Аппеля, первый и второй автомобили, как и было предусмотрено до изменения плана, у Латинского моста повернули на узкую улицу Франца Иосифа. Потиорек вдруг заметил ошибку и закричал шофёру:«Стой! Мы должны ехать дальше по набережной!». Лойка нажал на тормоза, и машина остановилась на углу перед кафе Морица Шиллера, затем он начал медленно разворачивать машину. В этот момент не заметил Таврило Принципа.

В толпе было слишком тесно, чтобы выхватить бомбу, и слишком мало было расстояние для её броска. В сильном волнении он мгновенно среагировал; вытащил из кармана пистолет, отвёл назад до упора кожух-затвор, резко отпустил его и быстро прицелившись два раза нажал на спуск. Первая пуля, пробив алюминиевый кузов машины непосредственно под сдвинутым мягким откидным верхом и кожаным сиденьем, наполненном конским волосом, попала эрцгерцогине в правый бок, несколько выше подвздошной кости, прошла через корсет и разорвала правую желудочную артерию. Вторая пуля попала Францу Фердинанду в шею, прошила воротник мундира, разорвала правую общую сонную артерию на сантиметр выше ключицы и застряла в позвоночнике. Принцип попытался выпить яд, но склянку выбили у него из рук, как и пистолет, из которого он пытался застрелиться. Именно автоматический предохранитель не позволил неопытному студенту выстрелить в себя.Франц Фердинанд и его жена были перевезены в резиденцию губернатора, однако по пути умерли, сначала София, затем эрцгерцог — с перерывом в несколько минут. Приехавший в 11.00 в резиденцию врач мог лишь констатировать их смерть.Полицейские сразу обезоружили Таврило Принципа, изъяв у него «Браунинг» серийный номер 19.075. Пистолет Трифко Грабежа был найден на крыше сельского туалета гостиницы Гавро Черно-горчевича на улице Поток, район Беледия; пистолет Васо Чубри-ловича — в кустах в парке возле городской ратуши, а пистолет Цветко Поповича — в подвале здания Совета по образованию на улице Чумурия.

Судебный следователь (коронер) доктор Лео Пфеффер проведение экспертизы пистолетов поручил двум оружейным «экспертам» — офицерам Венского Артиллерийского Арсенала, которые заявили, что «никогда до этого они не видели такого оружия»! Очень странный вывод! В то время пистолет «Браунинг» обр. 1910 г. массово продавался в качестве коммерческой модели личного оружия самообороны по всей Европе, включая Австро-Венгрию и Сербию! Даже его реклама размещалась в каталогах, ежедневных газетах и еженедельных журналах. Что касается ручных гранат, офицеры правильно пришли к выводу, что гранаты были изготовлены на сербском Военно-техническом заводе в Крагуеваце.После 12-дневного судебного процесса над заговорщиками, австрийскими государственными органами власти (военным ведомством Боснии в Вене) оружие убийц и двойной фаэтон «Грэф и Штифт» передали на хранение Музею военной истории в Вене, где они хранились почти до конца Второй мировой войны. Спустя несколько недель после помещения в музей экспозиция, посвящённая убийству эрцгерцога, была сфотографирована. Среди отснятых экспонатов были четыре пистолета «Браунинг» обр. 1910 г. принадлежащих убийцам Франца Фединанда, один пустой магазин (Гаврило Принципа), пять патронов из этого магазина, которые там остались после совершения убийства, две стреляных гильзы, одна пуля, несколько железных осколков гранаты, которую бросил Чабринович, три осколочных ручных гранаты обр. 1904/12 г. две гранаты в разрезе (для проведения экспертизы) и две бутылки с зарядом взрывчатых веществ, извлечённых из гранат.

Когда в ходе Второй мировой войны союзная авиация подвергла бомбардировке Вену, наиболее ценные экспонаты, в том числе реликвии сараевского убийства, были перенесены в замок в Зальцбурге. 5 мая 1945 г. американские войска вошли в Зальцбург, и неизвестный рядовой 106-й кавалерийской дивизии американского 7-го Корпуса, разбив стеклянную витрину, в качестве трофея взял оттуда пистолет Гаврило Принципа. Таким образом, оружие, выстрел из которого начал Первую мировую войну, исчезло без следа. Следует отметить, что эта «официальная» версия не подкреплена ни вещественными доказательствами, ни документами.

О пистолете Гаврило Принципа не было слышно ни слова в течение почти 60 лет. И вдруг 16 июня 2004 г., накануне 90-й годовщины сараевского убийства, давно потерянное оружие вдруг снова всплыло на поверхность! А именно, отец Томас Нойлингер, архивист Архива австрийской провинции Общества Иисуса — Ордена Иезуитов, передал директору Венского музея военной истории, доктору Манфреду Рау-хенстайнеру, пистолет Гаврило Принципа, серийный номер 19.075. И вот, тут-то была озвучена альтернативная история «Браунинга», из которого убили наследника австрийского престола. Согласно ей, после судебного процесса, пистолет Гаврило Принципа был отдан на хранение священнику-иезуиту Антону Пантигаму (1859-1926). Святой отец был духовником августейшей четы. Пантигам пожелал создать музей памяти Франца Фердинанда и Софьи, собрав для этого все необходимые реликвии. Власти пошли ему навстречу, однако в хаосе начавшейся мировой войны осуществить задуманное оказалось невозможно.В 1926 г. Антон Пантигам умер. Раритетные вещи, включая пистолет Принципа, иезуитская община предложила семье эрцгерцога, но та их не приняла. Предметы так и оставались у австрийских иезуитов, пока орден не решил передать их Венскому музею военной истории к 90-летию трагедии. «Пусть лучше за раритетами присмотрят эксперты, а публика получит к ним широкий доступ», — заметил тогда отец Томас Нойлингер.

Очень хочется поверить в историю пистолета за номером 19.075, рассказанную Томасом Нойлингером. Однако к ней есть немало вопросов. Если оружие изначально было в руках иезуитов, то что за образец попал на фотографии, сделанные в 1914 г., и на которых видны все четыре пистолета? Если же в начале пистолет хранился в музее, то как и когда он оказался в руках Палтигама? Также непонятно, был ли некий таинственный рядовой 106-й американской кавалерийской дивизии причастен к судьбе «Браунинга» Принципа? И почему, наконец, после заявления Нойлингера старую историю этого оружия все дружно забыли? Загадка «принциповского ствола» стала ещё более таинственной, когда стало известно, что сегодня в постоянной экспозиции Венского военно-исторического музея, посвящённой убийству Франца Фердинанда, находится только три пистолета системы «Браунинг» обр. 1910 г., принадлежавшие Васо Чубриловичу, Цветко Поповичу и Трифко Грабежу! Если Томас Нойлингер 10 лет назад действительно нашёл пистолет Принципа, почему публика всё ещё не может его увидеть?Автор этой статьи в 2005 г. посетил Музей военной истории в Вене. Но, когда я стал спрашивать сотрудников о том, где находится легендарная историческая находка Нойлин-гера, то не получил никакого вразумительного ответа. Я не поклонник конспирологических теорий. Но мне кажется, что открытие иезуита не что иное как маркетинговое шоу, и на самом деле местонахождение пистолета Принципа неизвестно. Более того, мне думается, что нужно бы как следует проработать версию о неизвестном американском кавалеристе. Не удивлюсь, если она окажется правдой, и «Браунинг» за номером 19.075 следует искать за океаном.

Существует путаница и с машиной, в которой эрцгерцог ехал в день своей смерти с двойным фаэтоном с номером «А-Ш-118». Найджел Бланделл и Аллан Холл издали в серии «Энциклопедия мировых сенсаций XX века» книгу, в которой представили читателю совершенно фантастическую историю о «страшных тайне и судьбе автомобиля «Грэф и Штифт» хотя всем хорошо известно, что с далёкого 1914 г. он всё время находится в Музее военной истории в Вене. И единственная заморочка, связанная с этой машиной, заключается в том, что в 2002 г. он был застрахован на рекордную сумму 2 млн фунтов стерлингов! Из-за огромной цены дочь графа Гарраха, которому принадлежал автомоблиль, и его третьей супруги Алиси, Алиса фон Гаррах (1916-2006) активно боролась за право наследования автомобиля. В настоящее время эта страсть передалась её сыну Николаусу Дрейхан-Холения, продолжающему судиться за признание права собственности на «Грэф и Штифт» с номером «А-Ш-118»!