Многозарядная магазинная винтовка Мосина


Многозарядная магазинная винтовка Мосина была принята на вооружение русской армии в 1891 году. Более 60 лет ее различные модификации оставались основным личным стрелковым оружием в Русской Императорской, а затем и в Красной армии. Поскольку во время принятия винтовки на вооружение калибр измерялся в «линиях» («линия» равна примерно 2,54 мм), то винтовка калибра 7,62 мм получила название «трехлинейка».

В начале 1917 года Главное артиллерийское управление пыталось разместить на Обуховском заводе заказ на оптические прицелы для винтовки Мосина. Но из-за сложностей с финансированием и сырьем предприятие с трудом удовлетворяло даже потребности в прицелах для флота и артиллерии, поэтому снайперское оружие русская армия так и не получила.
В СССР первые снайперские винтовки были приняты на вооружение только в конце 1920-х годов, причем не в вооруженных силах, а в конвойных и пограничных войсках ОГПУ-НКВД. Военно-техническое сотрудничество Советского Союза с Веймарской республикой позволило получить самые современные образцы вооружений и технологии производства. Именно тогда в СССР были созданы специализированные предприятия, производившие военные оптические приборы, что позволило сделать первые шаги по усовершенствованию стрелкового оружия.

В 1927-1928 годах был разработан первый советский образец снайперского оружия, сконструированный на базе драгунской винтовки Мосина образца 1891 года. Этот вариант комплектовался четырехкратным оптическим прицелом Д-3 («Динамо», третьего образца) - копией германского прицела «Цейс». Он был рассчитан на точную стрельбу по удаленным малоразмерным целям, оказывающимся в поле зрения стрелка лишь на короткое время. Конструктивно прицел Д-3 представлял собой оптическую зрительную трубу с механизмами установки углов прицеливания и учета боковых поправок. Прицельное приспособление состояло из вертикальной нити с острым концом (прицельного пенька) и горизонтальных нитей, образующих перекрестье прицела. Оснащенная таким образом винтовка давала возможность вести точную стрельбу на расстоянии от 100 до 10ОО м, а с открытым рамочным прицелом (не снимая оптического) - до 600 м. Винтовки, оснащенные первыми отечественными прицелами, продемонстрировали неплохие боевые качества: при стрельбе на 100 м рассеивание составляло 3,5 см, на 200 м - 7,5 см, на 400 м -18 см и на 600 м - 35 см. Помимо специальной подготовки, снайперам Красной армии было необходимо оружие для поражения врага на значительном расстоянии, надежное и неприхотливое. Советские снайперы использовали в основном модификацию знаменитой «трехлинейки» Мосина.

Вооруженные силы СССР получили снайперские винтовки позднее - в 1930 году, когда было налажено производство собственных прицелов из отечественного оптического стекла. За это время проектно-конструкторское бюро Тульского оружейного завода провело комплексные работы по усовершенствованию серийных «трехлинеек» и разработало снайперскую модель винтовки образца 1891-1930 годов. От серийного образца она отличалась не только наличием оптического прицела, но и лучшим качеством изготовления ствола, отсутствием штыка, увеличенной на 1 мм высотой мушки и снижением усилия на спусковом крючке. При этом основные баллистические показатели снайперских винтовок были сопоставимы с показателям серийных, но отличались более высокой меткостью.В целом снайперская винтовка полностью повторяла стандартную схему «трехлинейки»: поворотный продольно скользящий затвор, ударник, взводимый при отпирании затвора, простой спусковой механизм, отсутствие неавтоматических предохранителей, однорядный магазин на пять патронов с отсечкой-отража-телем, цельная ложа с прямой шейкой приклада.

От винтовки образца 1891-1930 годов снайперскую модификацию отличали отогнутый книзу стебель рукоятки затвора, при перезарядке не цеплявший оптический прицел, подготовленное крепление оптического прицела, качество изготовления ствола и ствольной коробки и отладка механизмов. Мушка снайперской винтовки образца 1891-1930 была немного выше, чем у серийных «трехлинеек», - на случай использования открытого прицела. Помимо этого, снайперская винтовка пристреливалась без штыка, которым даже и не комплектовалась, - в рукопашном бою снайпер не должен был принимать участие.Стабильность боя снайперских винтовок была значительно выше, чем у оружия массового производства, что достигалось в том числе изготовлением ложи из орехового дерева и более тщательной подгонкой ложи к стволу.

Однако из-за установки прицела, перекрывавшего отверстие для обоймы, заряжать снайперские винтовки стандартными пятизарядными обоймами было невозможно. Их заряжали по одному патрону, что существенно снижало эффективность этого оружия в боевой обстановке. Конечно, «трехлинейка» была надежной и неприхотливой, но в качестве снайперского оружия требовала доработок. Винтовка имела довольно тугой спуск. Хотя в снайперских модификациях «трехлинейки» спусковой механизм отлаживался на меньшее усилие, он все же был не столь практичен, как спуск с предупреждением. Кроме того, ложа с прямой шейкой приклада была менее удобной, чем ложа с пистолетным выступом, который был, например, на германской винтовке «Маузер» G98. Поэтому советские снайперы нередко сами отлаживали свои винтовки, чтобы улучшить их меткость.

Более серьезная модернизация базовой винтовки проведена не была, поскольку в предвоенные годы высшее командование РККА планировало широкое внедрение автоматического оружия. Уже в 1937 году снайперскую винтовку Мосина предполагалось заменить автоматической винтовкой системы С. Г. Симонова образца 1936 года (ABC). Однако ABC показала недопустимо высокое рассеивание при стрельбе, и в 1940 году на вооружение была принята новая снайперская самозарядная винтовка системы Ф. В. Токарева образца 1940 года (СВТ-40).Уже в первые месяцы войны выяснилось, что СВТ-40, несмотря на многочисленные достоинства, уступает винтовке Мосина образца 1891-1930 годов по главному для снайперов показателю - кучности стрельбы. В результате с октября 1941 года снайперская СВТ-40 была снята с вооружения, а в начале 1942 года Ижевский машиностроительный завод возобновил производство снайперских винтовок Мосина образца 1891-1930 годов.

В 1943 году Ижевский завод выпустил 159 600 снайперских винтовок образца 1891-1930 годов, Тульский завод - 59 112, в 1944 году, соответственно -127 020 и 24 362 штуки. От общего количества выпущенного советской промышленностью стрелкового оружия это составляло б % за 1943 год и почти 8 % за 1944-й, что свидетельствует об увеличении роли снайперов в Вооруженных силах Советского Союза.Всего за годы Великой Отечественной войны было произведено и переделано из серийных более 700 тыс. снайперских винтовок.

Разработка отечественного оптического прицела началась еще в 1925 году. Было предложено несколько моделей, но в производство был запущен «винтовочный прицел образца 1931 года» под индексом ПЕ с 3,87-кратным увеличением, созданный на основе германского прицела «Буш». Позднее массово стали использовать оптический винтовочный прицел образца 1940 года (ПУ) с 3,5-кратным увеличением, изначально устанавливавшийся на снайперские СВТ-40. ПУ, позволявший вести стрельбу на расстоянии от 100 до 1300 м при наиболее эффективной дальности 600 м, стал основным снайперским оптическим прицелом Красной армии в годы войны. Правда, использовавшие его снайперы жаловались на недостаточно удачную конструкцию кронштейна прицела: при стрельбе стрелку приходилось вытягивать вперед шею, поскольку окуляр оказывался слишком далеко от глаза. Один из лучших снайперов РККА В. Н. Пче-линцев вспоминал: «Претензий к боевой снайперской винтовке образца 1891-1930 годов у нас не было. Основные замечания касались оптики.Из приспособлений нас интересовали два элемента: солнцезащитный поворотный козырек на объектив и гофрированный резиновый тубус на окуляр прицела».